Брестская крепость

Автор Admin - 29 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Как известно, в августе 1955 года, после непродолжительной работы в Минском обкоме партии, Машеров возглавил Брестскую областную партийную организацию. В обкоме пылилась стопка писем от родных и близких тех, кто погиб, защищая Брестскую крепость. При первой же возможности он осмотрел развалины крепости, которые ошеломили его. На стене одного из обгоревших подвалов он заметил надпись углем: «Умираем, но не сдаемся! 30. VII.1941». Волновал вопрос: почему героическая оборона крепости, ее герои забыты? Однако, страхуясь на всякий случай, бывшие руководители Брестской областной парторганизации ссылались на то, что многие из живых защитников были в плену — а это не допускалось ни в какой форме, что крепость — дело военных.

Первый секретарь обкома партии распорядился оформить Музей обороны Брестской крепости, который через год открыл все свои десять залов.

А потом была случайная встреча с писателем — слава о подвиге защитников цитадели на Буге дошла и до него. На основе рассказов бывших участников обороны, жителей Бреста Сергей Смирнов в том же году напечатал свою первую книгу «Крепость на границе».

Книга попала на глаза Маршалу Советского Союза Г.К. Жукову. Прославленный полководец оставил на ней автограф: «Хорошая, правдивая и полезная книга. Прочел ее с большим волнением. Жуков, 5. XII.57 г.» Теперь эта книга — реликвия музея.

Позже Сергей Смирнов издал свою главную книгу «Брестская крепость», через год она получила Ленинскую премию. Свежий экземпляр писатель прислал с автографом Машерову: «...Если бы не было памятной встречи в Бресте и Вашего вдохновляющего энтузиазма и оптимизма, вряд ли родилась бы эта книга и состоялся бы писатель Смирнов».

8 мая 1965 года Президиум Верховного Совета по представлению, на котором стоит подпись Машерова, отмечая исключительные заслуги защитников Брестской крепости перед Родиной и в ознаменование двадцатилетия Победы советского парода в Великой Отечественной войне, присвоил цитадели на Буге почетное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»...

Покидая Брест в связи с избранием секретарем ЦК КПБ, Машеров вынашивал идею создания в Бресте мемориала, чтобы увековечить подвиг героев. Объявили всесоюзный конкурс на лучший проект. За основу взяли эскиз, выполненный народным художником СССР A.П. Кибальниковым. Однако проект не понравился Машерову, показался «бездушным».

— Алексей Павлович, если взять ваш проект на веру, то крепость может показаться современнику этаким милитаризованным кулаком, который, можно подумать, действительно угрожал врагу, — при первой же встрече сказал Машеров Кибальникову. — А на самом деле там не было ни самолетов, ни танков, ни даже орудий... В крепости нашлось только обычное стрелковое оружие... Кстати, нельзя не учитывать, что именно в этой крепости в 1918 году был подписан Брестский мир.
— Понимаю вас. Вы желаете подчеркнуть, что на первом плане у защитников был человеческий фактор — мужество, стойкость, героизм, — начал соглашаться скульптор...
— И жажда жизни, мира, — добавил Машеров.
— Действительно, Петр Миронович, вы правы. Я как-то не додумался до этого...
— Так есть же возможность поправить проект, — улыбнулся Машеров, довольный тем, что автор так просто согласился с критикой.
— Править есть что, но у меня сил маловато, — пожаловался Кибальников.
— А мы подкрепим вашу группу...

И посоветовал художнику, чтобы в его творческую группу включились народный архитектор СССР Владимир Король, народный художник БССР Андрей Бембель.

Большую творческую работу провели и архитекторы В. Волчек, B. Занкович, Ю. Казаков, А. Стахович, Г. Сысоев. Но встал вопрос о деньгах на осуществление задуманного.