Дом литератора

Автор Admin - 29 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

— Он любил писателей, и мы, творцы, любили его. Наш, теперь уже довольно большой коллектив, старые и молодые, должны быть благодарны ему за то, что он сделал для развития национальной литературы. Много сделал. Поэты не сидят па Олимпе, не пьют нектар, не питаются райскими яблоками. Им нужны здания, журналы, издательства, бумага, книготорговля, гонорары, жилье. А что мы могли заработать, построить, создать сами — без поддержки партии, государства?

Сегодня, когда наступает рынок, закон о языках не открыл, к сожалению, больших просторов для белорусской литературы. Со всей ответственностью утверждаю, что за 46 послевоенных лет никогда литература и писатели не находились в таком бедственном, беззащитном положении, как сейчас, когда никому мы не нужны и никто нами не занимается с той заботой, которую мы имели в сумрачные застойные годы, — с горечью сказал писатель Иван Шамякин.

Машеров, будучи первым секретарем ЦК ЛКСМБ, стал инициатором создания журнала «Маладосць». Он пробил постановления ЦК КПСС, без таких постановлений никто не имел права этого сделать, о преобразовании альманаха «Советская Отчизна» в ежемесячный журнал «Неман». Еще большая заслуга его в создании издательств «Мастацкая літаратура», «Юнацтва», «Белорусская советская энциклопедия» — самое крепкое в СССР: столько разных энциклопедических справочников, как у нас, не выпустили ни в одной советской республике.

К сожалению, по количеству белорусскоязычных книг на 1000 человек населения мы оставались на последнем месте. Эстония выпускала в сто раз больше книг на эстонском.

Машеров «не отфутболивал» ни единого серьезного вопроса, с каким обращался в ЦК Союз писателей. Долго и мучительно решался вопрос о переносе праха Янки Купалы из Москвы в Минск — пожелание национальной интеллигенции. Нелегко было в те времена затратить по 700 тысяч — в один год! — на памятники Купале и Коласу. Машеров пошел на риск, но памятники национальным поэтам возвели. Какие — это уже на совести художников. Казалось, первый руководитель хорошо понимал, что без издательств, музеев, памятников нация — не нация. Понимал, безусловно, но вместе с тем был и в идейных шорах общей политики...

Союз писателей размещался в особняке по ул. Энгельса, в котором Осипова и Мазаник взорвали палача белорусского народа Кубэ. По генплану здание подлежало сносу. Куда переселят писателей? К кому обращаться? Конечно же, к Петру, так по-свойски они его и называли. Пошли бригадой — Крапива, Лыньков, Бровка, Танк, Мележ, Шамякин. Он серьезно их выслушал. Закурил. Порассуждал, как всегда, и о высокой политике, и о повседневных делах. Резюмировал:
— Задали вы задачку. Нелегкую, скажу вам откровенно. Но буду думать.