А. Косыгин

Автор Admin - 30 Сентябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

В трагический для Машерова год, 18 декабря, Косыгин, дважды Герой Социалистического Труда («рядом» с Брежневым проработал 16 лет), умер за день до очередного дня рождения генсека. Сообщение о смерти недавнего премьера было задержано на четыре дня, что не помешало торжественно отметить очередную «историческую» дату. Суслов вручил Брежневу награду, на этот раз более скромную: у «четырехзвездного» героя на лацкане пиджака добавился еще один орден Октябрьской революции.

...Прощание с Косыгиным «назначили» не в Колонном зале Дома союзов, а в Центральном доме Вооруженных Сил СССР. Иностранным делегациям отказали в участии в траурных мероприятиях: дескать, хороним бывшего премьер-министра, ничего «сверхъестественного».

Траур длился два дня, после чего его тело кремировали, бюста на могиле у Кремлевской стены не надо было устанавливать.

С середины 1970-х годов отправляли в отставку почти всех «кремлевских косыгинцев» — Воронова, Мазурова, Шелепина. Дольше всех продержался Катушев — заместитель Косыгина, представитель СССР в СЭВ и глава Госкомитета по внешнеэкономическим связям.

В своей должности Косыгин инициировал экспериментальные рыночные («титовские», как утверждали Брежнев с соратниками новшества в хозяйственной деятельности многих предприятий. Эти реформы начались в 1968-м, но фактически были свернуты через три года: «брежневское» Политбюро сочло их чересчур смелыми и подрывающими социализм. Точнее, едва ли не коммунизм для номенклатуры и обнищание большинства «строителей коммунизма».
— Твои реформы, Алексей, слишком дорого обходятся стране, — однажды заметил в разговоре с ним Брежнев.

Косыгин резко осуждал и вторжение в Афганистан. По мнению премьера, это было «непродуманное, лишенное надежной политической и экономической базы, а поэтому дискредитирующее СССР, социалистический интернационализм, мировое коммунистическое и национально-освободительное движение и усугубляющее конфронтацию с Китаем и Албанией...» решение.

Но он, на удивление, был жестким по отношению к инакомыслящим «диссидентам». «Враги социализма — мои враги», — изрек он однажды.