Железнодорожный мост

Автор Admin - 24 Май, 2013
Категория: Петр Машеров

Принимая правильное решение, он, не щадя себя, бросался под пули врага. Доказательство тому - ранения, полученные Машеровым. Один раз - в первом бою отряда Дубняка 2 мая 1942 года, когда 14 смельчаков, устроив днем засаду на шоссе Россоны — Клястицы, убили гауптмана Дретунской полевой жандармерии. Он вез секретные списки с именами пятидесяти подпольщиков, которых хотели арестовать. Смертельно раненый гауптман, умирая, выстрелил в ногу Машерова, бросившемуся первым в атаку. На помощь к немцам спешило подкрепление.

Командиру было очень тяжело идти. Он решил подлечить ногу у подпольщиков. Ближайшим населенным пунктом были Россоны, но там располагался немецкий гарнизон. Силы покидали Машерова, он решил довериться судьбе. Лесными тропами дополз до дома на окраине райцентра, в котором жили поляки - мать и дочь Масальские. Ядвига училась у Машерова в 9-м классе. Трое суток он пробыл в их семье. Прятался за узкой девичьей кроватью, занавешенной домотканой занавеской. На третий день в дом заглянули два немецких офицера. Находчивая красивая «фрейлейн», пококетничав с ними, смогла быстро выпроводить нежданных гостей. Но дальше здесь прятаться стало опасно. И Петра с распухшей ногой ночью переправили к матери. Полина Галанова привела в дом врача, который сделал перевязку. Через неделю Дубняк благополучно вернулся в отряд.

Вторую рану Машеров получил в руку через три месяца, 4 августа. Во главе своей группы он штурмовал Бениславский мост через реку Дрисса. В штурмовой группе вместе с ним была и медсестра Полина Галанова...

Командование бригады провело несколько совещаний с командирами отрядов по выработке плана уничтожения моста. Решено было один из отрядов оставить в резерве, исключив его из состава штурмующей группы, а ящики с зарядами везти не на лошадях, а переправить на плоту, взорвать мост в середине, чтобы добиться максимального разрушения.

Планом было решено уничтожить гарнизон охраны, захватить и подорвать мост длиною 120 метров на железной дороге Полоцк — Латвия. Засада должна была сковать переброску подкреплений со стороны станции «Свольна» или бронепоезда, который мог прорваться через слабую группу прикрытия. На Борковичи был отправлен отряд имени Калинина для обстрела пушкой.
Во время боя плот с зарядами планировалось подвести к мосту и взорвать...

Начинало светать.
— Не видно до сих пор плота с толом, — забеспокоился Андрей Петраков, командир бригады. — Как бы не опоздал.
— Мандрикин не подведет, — спокойно сказал комиссар. — Надежный командир.
— Видишь, светает уже, — снова, вглядываясь в покрытую туманом реку, тихонько прошептал Петраков. — Как бы немцы не засекли. В это время слева и справа послышались четыре взрыва.
— Наши рвут заграждения, связь и полотно, — произнес комиссар бригады Александр Романов.
— Ложись, комиссар, за укрытие и приготовимся к атаке. Скоро начнется бой.
Они оба посмотрели на часы — четверть восьмого. Через пятнадцать минут Петраков приказал:
— Связной! Передай расчету — огонь!