Авария

Автор Admin - 13 Октябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Проехав автобусную остановку (недалеко от указателя поворота к Смолевичской бройлерной птицефабрике), Николай Пустовит на мгновение отвлекся. Когда же взглянул вперед, пришел в ужас: к нему стремительно приближался задний борт стоящего автомобиля МАЗ, до него оставалось 20—30 метров. От страха, чтобы не столкнуться с автомобилем, он с силой нажал на тормоза и резко вывернул руль влево... Последнее, что он запомнил, был страшный удар и пламя...

Старший инспектор Михаил Прохорчук, замыкавший эскорт, при подъезде к примыкающей дороге на птицефабрику увидел, как внезапно из-за МАЗа выскочил грузовик, пересек осевую линию и выехал на полосу встречного движения. Никакие осветительные приборы и сигналы поворота не были включены. Немного раньше мимо этой машины проскочили Слесаренко с Ковальковым на передней «Волге» сопровождения.

Водитель «Чайки» растерялся; повернув слегка руль вправо, начал тормозить... Но это не спасло — «Чайка» стремительно неслась навстречу автомобилю ГАЗ-53. Еще мгновение, и она врезалась в правый бок грузовика... От страшного удара развернулась вправо... Намертво сцепленные машины отбросило к обочине на пересечении автомагистрали и второстепенной дороги на птицефабрику.

Старший лейтенант Ковальков, ехавший на передней машине сопровождения, в зеркало заметил, что сзади их машины что-то мелькнуло и сразу же вспыхнуло яркое пламя. От испуга и страха сидящий рядом водитель Олег Слесаренко крикнул:
— Столкнулись!

Развернувшись в обратном направлении, в 100 метрах от себя, они увидели в дыму «Чайку» и горящий грузовик...

Водитель МАЗа Тарайкович, услышав надрывный скрежет тормозов и глухой удар, выглянул из кабины. Сзади, возле обочины, развернутая поперек шоссе, застыла словно мертвая «Чайка». К ней прижался горящий самосвал. Из него вывалился через правую дверцу человек. Он был объят пламенем... Держась обгоревшими руками за голову, словно демон, в носках, черной куртке, он, шокированный, смог отойти от грузовика, и сел на обочину. Тарайкович подбежал к разбитой «Чайке». Передняя правая дверца была открытой.

— Оттяни горящий самосвал! — крикнул ему перепуганный старший лейтенант милиции, внезапно появившийся на месте происшествия — это был Слесаренко.

Тарайкович развернул МАЗ, объехал «Чайку» и задним ходом начал отталкивать горящий грузовик. Однако машины сцепились. Подъехал автокрановщик мехколонны № 93 города Минска А. Васьков и оттянул тросом МАЗ, а затем столкнул на обочину самосвал. Подойдя к «Чайке», он увидел на переднем сиденье справа пассажира, засыпанного до головы картофелем. Его тело завалилось влево, к водителю. Лицо было окровавлено, изо рта и носа струйками текла кровь. Ковальков вместе с подоспевшими водителями вытянули пассажира из деформированной сплющенной кабины. Им показалось, что у него еще билось сердце. Мужчину — это был Петр Миронович Машеров - отнесли в милицейскую машину, которая на большой скорости помчалась в Смолевичскую райбольницу.