Последняя поездка кортежа

Автор Admin - 13 Октябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

На допросе старшему эскорта сопровождения Виктору Ковалькову следователь Николай Игнатович задал ряд вопросов.
— Работал ли во время движения в вашем автомобиле проблесковый маячок?
— Нет, на передней машине он не устанавливался, потому что Машеров не любил ездить с маячком, а в КГБ с этим согласились.
— Ставился ли вопрос о том, что сопровождение проводилось с отступлением от приказа министра внутренних дел СССР №0747-1974 г. и на не оборудованной в полном объеме машине?

— Письменно — нет, но устно сообщали заместителю командира дивизиона ДПС, работникам КГБ, которые его сопровождали: Чеснокову, Тесленку, Сазонкину. Знали об этом и министр внутренних дел БССР Г. Жабицкий, председатель КГБ Я. Никулкин, другие руководящие работники, в том числе и ЦК КПБ.
— Были ли оборудованы машины сопровождения и основная привязными ремнями и пользовались ли ими водитель Зайцев и пассажиры его автомашины?
— Все автомашины, в том числе и «Чайка», оборудованы привязными ремнями как на передних, так и на задних сиденьях. Однако ими ни водитель, ни Машеров, ни Чссноков не пользовались...

Игнатович допросил водителя передней машины сопровождения Олега Слесаренко:
— Уточните, был ли включен проблесковый маячок на вашей машине?
— Чесноков всегда приказывал снимать его, иногда — ставить. В тот трагический день такой команды не было, и я выехал без маячка...

В ряде газет позже были опубликованы воспоминания отдельных людей из близкого окружения Машерова, его охраны, службы сопровождения, в которых проскальзывала попытка оправдать себя, реабилитировать. Вот и бывший телохранитель полковник КГБ в отставке Валентин Сазонкин возлагал вину за гибель Машерова... на бывшего председателя КГБ Никулкина, отправленного на пенсию за две недели до гибели Петра Машерова: он не выполнил приказ председателя КГБ СССР, возлагавшего на него персональную (?!) ответственность за организацию работы по обеспечению безопасности первого секретаря, переподчинил своим подчиненным, совершенно незнакомым со спецификой этой непростой службы (?!). По утверждению бывшего телохранителя, виноват и майор КГБ Валентин Чесноков, который «обязан был руководить действиями водителя (?!) и нести за его действия ответственность». Пусть останутся эти наивные домыслы за чертой материалов расследования.

На допросе бывший начальник ГАИ УВД Мингорисполкома Иван Худеев подтвердил, что при сопровождении служебной машины Петра Машерова впереди вместо спецавтомобиля стандартной окраски ставили обычный, без проблескового маячка — это было указание помощника первого секретаря ЦК Виктора Крюкова и старшего группы охраны Валентина Сазонкина. Их повелительные требования для работников ГАИ были законом. Об этих отступлениях Худеев докладывал помощнику первого секретаря, руководству УВД Мингорисполкома и МВД БССР. Однако ничего не менялось... И в экстремальной ситуации, на широкой асфальтированной трассе, водитель Евгений Зайцев оказался беспомощным.

Последняя поездка кортежа с Петром Мироновичем Машеровым оказалась роковой.