Москва

Автор Admin - 24 Май, 2013
Категория: Петр Машеров

Были и другие примеры бесстрашных подвигов комсомольцев. Среди подрывников особой храбростью в Минско-Полесской зоне выделялся Павел Кожушко. Об этом партизане, по рассказам Кирилла Мазурова, говорили как об отчаянном подрывнике. Вместе с товарищами за войну он подорвал 27 вражеских эшелонов (действовал в районе Бобруйска в составе группы военнослужащих, которой руководил политрук Виктор Ливенцев). За свои подвиги он был награжден орденом Ленина...

Петра Машерова вызвали в Москву получать звезду Героя Советского Союза. Вместе с женой доехали до Минска, пришли в ЦК комсомола. Там и заночевали на каком-то рваном диване - гостиниц тогда не было. С большим трудом добрались до аэродрома.

Летели на грузовом самолете, и Полину, которая ждала ребенка, часто тошнило. Израсходовали все платки и полотенца, которые брали с собой. В Москве они зашли в магазин, но там все продавалось по карточкам. Продавцы увидели на груди партизанские медали, расспросили их, откуда они, и продали несколько носовых платков, полотенце и зубную пасту.

Их направили в гостиницу «Якорь», на улице Горького. Там во время войны жили белорусы. Но в гостиницу поселить отказались, требовали справку о прохождении санобработки. А их выдают только в бане. Москвы они тогда не знали, но до бани на трамвае добрались. А она - закрыта. Пришлось вернуться в гостиницу. Их все же поселили, правда, раздельно.

Петр щеголял в костюме из парашютных мешков, которые заштопала Полина. Так и бродили они по Москве, счастливые, довольные жизнью и собой. Потом ему сшили костюм, выдали гимнастерку, шинель, сапоги, галифе и зарплату за всю войну - 18 тысяч рублей. На радостях половину растратили сразу. Купили Полине платье василькового цвета (потом разглядели, что оно старое, перешитое, перекрашенное) и туфли небесного цвета. И, нарядившись, направились в Большой театр, где блистала Майя Плисецкая.

Звезду Героя Машеров пошел получать в новом костюме. Жена одела американский костюм, который ей выдали в Штабе партизанского движения.

В один из вечеров они пошли в ресторан «замачивать» Звездочку. Когда поднимались по лестнице, оступилась и полетела кубарем вниз. К счастью, она и будущая дочка не пострадали, только каблук сломался. Петр признался потом, что испугался за нес так, как не боялся даже в войну.

В Москве Машеровы пробыли две недели. В Минск возвращались на поезде, потом добрались до Вилейки, где Машеров работал первым секретарем обкома комсомола. Опять - работа, работа, работа. Рабочий кабинет он покидал в два-три часа ночи. Большую часть времени находился в командировках.