Полина Машерова. Работа

Автор Admin - 04 Июнь, 2013
Категория: Петр Машеров

К своей работе она относилась с душой, поэтому в районе о ней отзывались хорошо. Как-то Петя зашел в больницу. Видимо, хотел познакомиться с молодым врачом. А вечером она заметила его на танцплощадке, где перед киносеансом собиралась молодежь. В этот вечер должны были показывать фильм «Музыкальная история». У клуба и увидела Петра. Но подружки посоветовали:

— На них не смотри! Для них здесь нет достойных невест. Старший, Павел Миронович, директор Клястицкой десятилетки. А тот хлопец, что повыше, в нашей школе физику преподает, поняла?

Она давно замечала, как смотрят на нее, любуясь, мужчины, и невольно проникалась женской гордостью. И держалась она уверенно, величавая походка и движения были красивы. Парни терялись перед ней. Им казалось, что Поля смотрит на них сверху вниз. Ей же верилось, что по жизни она пройдет с поднятой головой, требуя к себе уважения, любви.

Павел и Петр были высокие, очень красиво одеты, в светлых костюмах и модных шляпах. Ее будущий муж был очень требователен к одежде. В молодости даже воротничок рубашки не доверял своей матери гладить - все делал сам.

Тогда они поговорили с братьями, пошутили. Посмотрев фильм, разошлись. А назавтра забегает подруга в кабинет и сообщает, что в очереди к зубному врачу - это значит к ней - сидит Петр. Вскоре он вошел, сел в кресло. С первого взгляда она заметила тщательно приглаженные волосы - от них шел сильный запах одеколона.
— На что жалуетесь, больной? - спросила строгим тоном.
— Зуб болит! - морщится парень.

Она записала анкетные данные в больничную карточку.
Врачебная карта тех лет требовала от пациента ответа даже о семейном положении. То, что интересовало больше всего, узнала: не женат. Как и то, что она старше его на два года. Об этом ему никогда не говорила, в войну даже хотела потерять паспорт. На ее счастье, было что лечить и чем лечить.

И так продолжалось целую неделю — одно и то же: «Откройте рот! Сплюньте!» А потом он назначил ей свидание.

Позже, став известным в республике человеком, Машеров признался в компании друзей:
— Представляете, я к Полине Андреевне знакомиться приходил, а она в кресло усадила зубы лечить. И вылечила!

А время было бедное и голодное. Но безумно хотелось хорошо выглядеть. Прием больных она вела, стоя на высоких каблуках. То, что к концу дня ноги становились как чугунные, было второстепенным: ей хотелось быть красивой. На первое свидание накрахмалила белое полотняное платье с мережкой. Чтобы не измять, не присела ни на минуту. А Петр опаздывал. Решила, что не придет, присела на диван. И тут он появился. Она чуть не плакала от того, что платье измялось. До войны женщины делали невозможное, чтобы хорошо выглядеть. Платье выцвело, и она по совету хозяйки покрасила его в чернилах, но оно стало еще страшнее. Тогда отбелила его в хлорке и получила чудный бежевый оттенок. Это был один из красивейших нарядов в ее жизни.