«Пражская весна»

Автор Admin - 23 Июнь, 2013
Категория: Петр Машеров

Брежнев долго не мог сформулировать своего отношения к «пражской весне». Он был растерян, столкнувшись с непонятным явлением: в Чехословакии власть и народ... были заодно. 80 процентов населения поддерживают политику Компартии и безоговорочно высказываются... за социализм.

Председатель КГБ Юрий Андропов знал, чем оканчиваются непродуманные реформы, на примере Будапешта. В Чехословакию спешно перебрасываются из западных стран советские разведчики.

Глава правительства Алексей Косыгин предпринял попытку повлиять на чехословацких товарищей. Безуспешно. Граница социалистической Чехословакии с ФРГ практически стерта. Все, кто против чешских реформ, объявляются сталинистами и предателями.

На Брежнева сильнейшее давление оказывают руководители ГДР и Польши. «Если Дубчек не может заткнуть рты своей оппозиции, то это должны сделать солдаты», — сказал польский руководитель Владислав Гомулка. В июне в Прагу прибывает заклятый и последовательный враг Советского Союза Збигнев Бжезинский.

Он открыто призывает к свержению социалистического строя в Чехословакии, выходу из Варшавского договора. В прессе распространяется программный документ действий оппозиции по свержению социалистического строя, пересмотру внутренней и внешней политики.

В июле на территории Чехословакии проходят учения армий - стран Варшавского договора. В Праге это воспринимают как угрозу. В первых числах августа в пограничном городе Черни над Тиссой проходят переговоры между Политбюро ЦК КПСС и делегацией Чехословакии.

— Вы односторонне оцениваете наше положение, не считаетесь с народом, — отвечал Дубчек на предъявленные ему обвинения. — Мы пробуем идти своим путем, мы не боимся своих ошибок и не умалчиваем о них.

К середине августа в Москве становится понятно: идет полноценный выход Чехословакии из советской сферы влияния; Дубчек не контролирует ситуацию в стране.

В объединенном штабе войск стран Варшавского договора уточняются последние детали операции. Польские десантники готовятся к военной акции. Венгрия и Болгария формируют подразделения для переброски в Чехословакию. Румынский лидер Николае Чаушеску дистанцировался от СССР и заигрывал с Китаем. Мао грозился на Дальнем Востоке войной советским ревизионистам. Давний заклятый «друг» Советского Союза «югославский» Иосип Броз Тито, трижды народный герой страны, проявляет, на удивление, повышенный интерес к событиям в Праге. В то время потеря Чехословакии означала полный разгром СССР в «холодной войне» с Западом.

Но Брежнев продолжал колебаться, хотя перед глазами был свежий пример: в мае во Франции произошла «студенческая» революция. Студенты, распевая «Марсельезу», вступили в схватку с полицией, рабочие захватили заводы, в Париже шли уличные бои. Президент де Голль уехал в ФРГ. Власть, фактически, «валялась» под ногами. Но французский Президент дал попять и Москве, и французским коммунистам, что он готов попросить военной помощи у НАТО. Тогда СССР поддержал де Голля. Можно было надеяться на взаимность.

Госсекретарь США тоже открыто сказал советскому послу Добрынину, что их страна не вмешается в события в Восточной Европе, что бы там ни произошло...