Чехословакия (II)

Автор Admin - 23 Июнь, 2013
Категория: Петр Машеров

О катастрофическом положении в ЧССР записал в своем дневнике Кирилл Мазуров: «Наши войска находятся в Чехословакии, а ЦК, чешское правительство, национальное собрание выступают против наших действий, требуют немедленного вывода наших войск из страны».

Около четырех часов утра черная «Волга» во главе колонны танков и бронетранспортеров, двигавшихся по Главковому мосту через Влтаву, направилась к зданию ЦК КПЧ. Толпа людей расступилась, но столкновение произошло. Раздалась стрельба из автоматов. Десантники спрыгивали со своих автомашин и спешно окружали здание. В мгновение все телефоны, включая внутреннюю сеть, смолкли...

Уже светало, когда в здание ворвалось воинское подразделение с несколькими офицерами. Тут же семь-восемь десантников и два офицера вошли в кабинет Дубчека, блокировали окна и проходные Двери. Дубчек инстинктивно двинулся к телефону, но один из солдат направил на него автомат, схватил телефон и вырвал провод. Двери опять распахнулись, и вошли высшие офицеры КГБ. Среди них был генерал Трофимов, маленького роста, с наградами и советский переводчик. Генерала Трофимова (Кирилла Мазурова) Дубчек знал в лицо. Генерал выделил в списке присутствующих деятелей КПЧ и сказал:
— Я беру вас под свою охрану.

Один из офицеров КГБ приказал Дубчеку, Смрковскому, Кригелю, Шпачеку следовать за ним. Офицер КГБ вел по коридорам в кабинет секретаря ЦК Честмира Цисаржа, там уже находились несколько офицеров и гражданских лиц. Один из сотрудников КГБ отрапортовал:
— Я арестовываю вас именем рабоче-крестьянского правительства, возглавляемого товарищем Индрой... — После короткой паузы добавил: — В два часа вы предстанете перед революционным трибуналом, председательствовать будет товарищ Индра.

На бронемашине прибыли в аэропорт, по взлетной полосе направились к самолету. После первой остановки и короткого перелета приземлились в Закарпатье, в Мукачево. На аэродроме их встретили несколько высших офицеров КГБ.

На следующий день перед полуднем Дубчека вывели из помещения, надели черные очки и повели к машине.

«Меня привезли в какое-то здание, ввели в лифт, после непродолжительного подъема — в кабинет, — вспоминал Дубчек. — Я осмотрелся. В общем, можно было и не гадать, где я. Это был кабинет какого-то высокого партийного руководителя. Здесь была прямая линия с Кремлем. Его попросили взять трубку. На другом конце провода был Николай Подгорный — Председатель Президиума Верховного Совета СССР. Он даже, кажется, спросил, как дела...»