Отношение к кадрам

Автор Admin - 12 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

— Он бережно относился к кадрам, — с особой теплотой размышлял о личности Петра Машерова академик Евгений Бабосов. — Никогда не рубил, как говорится, с плеча, не бил наотмашь. И даже когда освобождали кого-то от должности, — не был злопамятен. Случилось и мне как-то оступиться (работал заместителем заведующего отделом науки ЦК. — С.А.). Кое-кто сказал: «Ну, Бабосов, собирай свои манатки...» На следующий день помощник приглашает зайти к первому. Что пожурил, — не то слово, досталось так, что бросало то в жар, то в холод. Потом вызывает помощника и говорит: «Бабосов — генератор идей, а талантливых людей надо беречь. Пусть идет работает...»

Конечно, проступки он четко различал. В отдельных случаях, когда наносился ущерб государству, авторитету партии, когда подрывались устои морального облика руководителя, он был беспощаден, вплоть до постановки вопроса на бюро об освобождении от работы. Но больше старался укрепить критическую ситуацию, сохранить людей, использовал все возможности личной беседы, откровенного разговора и нелицеприятных оценок.

Он зорко следил за нравственными поступками руководящих кадров республики. Не мог допустить, чтобы кто-то рядом с ним порочил высокое звание коммуниста, руководителя большого и малого ранга. Ведь эти люди были на виду у всего народа, их поступки и дела оценивались всеми. По ним судили обо всех руководителях республики, о партии, ее деятелях...

Во второй половине семидесятых годов был снят с должности секретарь Минского обкома партии по сельскому хозяйству Николай Прокопенко за то, что на Минской овощной фабрике брал бесплатно тепличные овощи. Директор Френкель, совершавший махинации с металлом, овощами, был осужден на восемь лет лишения свободы. Секретарь ЦК Виктор Шевелуха, инспектор по Минску и Минской области Булавский пытались «замазать огуречное дело». Когда же над последним сгустились тучи, тот срочно лег в больницу.

На бюро ЦК КПБ Прокопенко попытался оправдаться, что, мол, ездил за огурцами водитель его служебной машины, а он не знал, что тот брал овощи бесплатно.
— Ты, секретарь обкома, не знаешь, куда едет твой водитель? — переспросил Машеров и, не скрывая недовольства, заметил: — Тогда поменяйтесь с водителем местами, пусть он секретарствует.
— Петр Миронович, у меня семья большая, две дочери на иждивении, — пытался отговориться Прокопенко.
— Вы поглядите на него — какой многодетный отец... И обеспечены неплохо, домой заказы на выбор привозят, а вам еще огурцов бесплатных захотелось, — раздраженно критиковал он «оступившегося» высокого партийца, который плакал, просил оставить на работе. Но его карьера уже была предрешена...
— А вы, Виктор Яковлевич (Крюков, заведующий общим отделом. — С.А.), проконтролируйте, чтобы инспектор ЦК Булавский в это здание зашел в последний раз. Поправит здоровье и пусть за расчетом придет, возможно, в кабинете и вещички личные остались...