Взрыв

Автор Admin - 12 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

У многих в памяти еще жива трагедия, произошедшая в Минске 10 марта 1972 года. Через день все центральные газеты опубликовали сообщение об аварии в цехе футляров Минского радиозавода имени 50-летия БССР и Компартии Белоруссии, которая повлекла множество человеческих жертв. Это сегодня мы привыкли к подобным сообщениям об авариях, слушая о них по радио и телевидению, читая в газетах. Тогда же, в условиях брежневской административно-командной системы, такая информация почти не появлялась в печати. О том, что происходят аварии, знать не дозволялось.

Казалось бы, о минской трагедии невозможно было молчать. Однако правда о ее причинах строго дозировалась, ограничивалась несколькими скупыми строчками о факте взрыва. Судебное уголовное дело из 97 томов в тогдашнем Центральном государственном архиве имени Октябрьской революции в Москве значилось под грифом «секретно». Автору этих строк потребовалось приложить немало усилий, чтобы пролить свет на покрытую тайной трагедию.

Цеха производственного объединения «Горизонт» были перегружены: поступали все новые заказы. Разумеется, правительство республики, руководители Центрального Комитета партии придавали строительству нового корпуса — цеха футляров — большое значение. Часто на площадке будущего цеха появлялись секретари ЦК КПБ. Ну а к визитам Машерова строители, работники радиозавода привыкли. Он чаще бывал на новостройке, чем проектанты Ленинградского государственного института, которые в силу своих служебных обязанностей должны были постоянно вести надзор за соблюдением проекта в ходе строительства производственного корпуса.

Приезжая на строительство цеха, Машеров доставал из багажника машины резиновые сапоги (в любом путешествии не расставался с ними), переобувался и направлялся со свитой на строительный объект. Не раз приходилось ему выступать перед рабочими. Он не читал речей по бумажке, но завораживал присутствующих толковыми мыслями.

В канун Октябрьского праздника с оценкой «хорошо» комиссия приняла в эксплуатацию строительный объект с многочисленными недоделками. Заместитель министра радиопромышленности Федоров, присутствовавший в это время на заводе, заставил подписать акт: министерство не могло рапортовать, что ввод объекта в эксплуатацию задерживается. Такой информации в то время «не понимали»: если запланировали — значит, должны выполнять.

Вскоре заработали участки шлифовки и полировки, позднее — лакировки и армирования. В это время начали осваивать производство унифицированных телевизоров «Горизонт-204» и «Горизонт-101», транзисторных приемников. Производство футляров типа «Аккорд» для них было очень трудоемким. Начали использовать полиэфирные лаки, но никто не знал, что их пыль взрывоопасна.

Несмотря на производственные неувязки, новый цех был передовым, современным, сюда приезжали учиться работать с других отраслевых предприятий, из-за границы. Экспериментальная технология производства радиофутляров была отлажена. Ее апробировали итальянские, австрийские и английские фирмы, японская корпорация «Мицубиси»...