Черный воронок

Автор Admin - 24 Май, 2013
Категория: Петр Машеров

В декабре ночью к их дому подъехала черная крытая машина. В дом вошли люди в форме НКВД и сразу же обратились к отцу: «Собирайся». Ничего не объяснив и не дав сказать ни слова, его увезли. «За что?» - задавали часто вопрос дети, жена. Ответа не получили.

Отец, Мирон Васильевич, вырос в большой крестьянской семье. У него было два брата - Иван и Михаил и четыре сестры - Лукерья, Марья, Авгиния и Арина. В наследство ему досталось 3,5 десятины земли, он сеял на ней рожь.

Мать, Дарья Петровна, родилась в бедной крестьянской семье в Богушевском районе, в деревне Кузьмины. Несмотря на тяжелую сиротскую жизнь, она была веселой, общительной. Высокая, стройная, с длинной тяжелой косой, живыми серыми глазами, она привлекала внимание многих молодых людей, но отдала предпочтение Мирону, спокойному, трудолюбивому, честному человеку. Они поженились, когда невесте было 19 лет, а жениху - 25. Через год родилась дочь Матрена, затем сыновья Павел и Петр. Из восьми родившихся детей в живых осталось пятеро: три сестры - Матрена, Ольга, Надя, братья Павел и Петр.

Когда арестовали Мирона Машерова, Дарья на следующее утро, вся в слезах, пошла в Богушевск. Там ей сказали, что мужа отправили в тюрьму. Каждые выходные старшая дочь Матрена отправлялась в Витебск навести о нем справки, и всякий раз она получала один и тот же ответ: «Следствие продолжается, передачи и свидания не разрешены».

В конце декабря Мирон Васильевич передал записочку, в которой сообщал, что его отправляют на станцию «Сухобезводное» Горьковской железной дороги на лесоразработки. Просил передать теплую одежду.

Во втором письме с горестью писал, что не вырабатывает норму, поэтому посылки ему не выдают. А вскоре сосед по неволе сообщил, что Мирон Машеров умер. Официального сообщения не было.

После войны Павел послал запрос. В свидетельстве о смерти сообщалось, что отец умер 20 марта 1938 года из-за паралича сердца.

Работая секретарем ЦК КПБ, Петр Машеров поинтересовался в Комитете государственной безопасности БССР судьбой отца. Оттуда получил письменный ответ: «Дело по обвинению Машерова Мирона Васильевича, 1882 года рождения, уроженца и жителя деревни Ширки Богушевского района Витебской области пересмотрено Верховным Судом БССР... Постановление Особой тройки НКВД БССР от 28 декабря 1937 года в отношении Машерова М.В. отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления». И еще сообщили, что он реабилитирован.

Справедливость восторжествовала... более чем через двадцать лет. А ведь вес эти годы дети жили в неведении, боялись, что в любой момент могут вспомнить о семье врага народа. К счастью, никто из родственников «члена семьи изменника Родины» не пострадал...

В газетах в это время вовсю печатались призывы уничтожать шпионов, восхваления Сталину, Кагановичу, Ворошилову, руководителям органов НКВД.

«С потерей отца все оборвалось. Мать не находила покоя после его смерти, - вспоминал Петр Машеров. - Спасала только работа. Я старался приезжать к ней каждый выходной, чтобы морально поддержать ее, а сестра Матрена наведывалась в любой день недели. В это тяжкое опасное время нам сочувствовали соседи-колхозники, ведь понимали, что наш отец стал жертвой клеветы. Многие догадывались, чья это работа, но молчали: опасались за каждое слово. Жила наша семья небедно: мать на трудодни из колхоза получала зерно, кормила кабанчика, держала корову. Старший брат Павел покупал все необходимое из одежды, помогал деньгами...»

В их доме уже не было прежней радости, не играла во дворе музыка. Не ходили они с Павлом на деревенские вечеринки. Правда, ему нравилась Аня из соседней деревни Бяльки. Но такое увлечение случается, наверное, с каждым в юном возрасте. Их дружба длилась около двух лет, но романтическую любовь «подмял» под себя учитель физики из Мошканов, который был старше его, и девушка отдала руку и сердце другому...