Помощь пострадавшим

Автор Admin - 12 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Он глубоко проникся человеческим горем, ведь многих погибших помнил по имени и отчеству. Обращался к собеседникам уважительно, не переходил на «ты» даже в чрезвычайной, трагической ситуации. «Как там у вас?» — обычно интересовался у кого-либо. Он не мешал людям работать и принимать самостоятельные решения, не навязывал своего мнения. В этом отношении был полной противоположностью Устинову. Дмитрий Федорович мог сорваться, нагрубить, даже бросить нецензурные слова в чей-то адрес, а Машеров не допускал словесных вольностей. В чрезвычайно трудной, сложной ситуации корректно относился к другим, уважал человеческое достоинство, никогда не повышал голоса. Разговаривал тактично, внимательно выслушивал мнение сторон, что-то советовал. Никогда не показывал своего превосходства.

В руководстве партии в те годы не было человека, который мог бы лучше справиться с работой на должности Председателя Совета Министров СССР, чем Косыгин. На втором месте как хозяйственник стоял Устинов. В годы войны он курировал оборонную промышленность; нередко председательствовал на заседаниях Совета Министров СССР в отсутствие Алексея Николаевича. Был награжден одиннадцатью орденами Ленина.

Надо сказать, военно-промышленный комплекс — одно из величайших достижений советского народа. Но оборонная, космическая промышленность тормозили развитие народного хозяйства. Все передовые технологии, которые устаревали, засекречивались и сдавались в архивы, вместо того чтобы продвигать развитие «мирного хозяйства».

...Ночью Машерова многие видели с фонарем. Следом шел комендант его дачи и квартиры Василий Юришин, предупреждал: «Петр Миронович, осторожней!» А он с почерневшим лицом вглядывался в мертвых, которых вытаскивали из-под обломков. Председатель Совета Министров БССР Тихон Киселев даже сделал замечание Юришину:
— Зачем ты пустил его туда?

К Петру Мироновичу подходили люди, те, чьи близкие на всегда остались под обломками или сгорели. Молодой человек с двумя детьми со слезами обратился к Машерову: «Жена моя там... А как детей без нее на ноги поставлю?»
— Запиши, Василий, нужно быстрее оказать помощь.

На следующий день после аварии Машеров вызвал к себе Павлюкевича, заместителя председателя Минского горисполкома (будущего управляющего делами ЦК КПБ).

— Владимир Лаврентьевич, решили поручить вам возглавить городскую комиссию по оказанию помощи семьям пострадавших. Понимаю, вопрос не из простых. Все расходы на проведение похорон за счет государства. Не оглядывайтесь, если кто-нибудь упрекнет за то, что кому-то выделили много денег на материальную помощь, на похороны... Позаботьтесь о жилье. Чем можно, помогите сиротам... Люди не должны оставаться в беде в одиночестве...

Все расходы государство взяло на себя. Родственникам погибшего заплатили по 300 рублей, пострадавшего — по 200. За госсчет были проведены похороны и поминки. Семьям, потерявшим кормильца, назначали персональные пенсии; нуждающимся в улучшении жилищных условий выделили 83 квартиры и 15 комнат. Общая сумма материальной помощи составила 170 тысяч рублей. Но происходило это, по словам Машерова, не только из соображений сострадания и человеколюбия.