Общение с людьми

Автор Admin - 14 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

С простыми людьми, рабочими и колхозниками Машеров был искренним, приветливым, ценил их нелегкий труд. И они ему всегда отвечали таким же уважением.

Георгий Казарцев, бывший заместитель министра внутренних дел БССР, рассказал интересный эпизод:
— Помнится, приехали с Машеровым в Россоны на встречу с бывшими партизанами. Пока шли сквозь людскую толпу, нас забрасывали цветами, слышались возгласы: «Приехал наш Петр Мироныч!» А он не кичился, хотя и прилетел сюда со свитой, подходил к простым людям, здоровался с каждым за руку. С присущей ему доброжелательной улыбкой, обращенной к окружающим его людям, говорил:

— Здравствуйте! Как вы тут живете?...
Народ любил его за простоту, везде вспоминают его добрым словом и сегодня.

В Воропаеве помнят, как однажды во время сенокоса к ним в поле приехал Машеров. Разлившаяся вода не позволила подъехать к косцам на машине. Тогда первый секретарь снял туфли, закатал брюки и босиком пошел по лугу к колхозникам. Попросил у одного из них косу и сделал прокос. Потом долго слушал их крестьянские заботы, а в конце твердо пообещал помочь в решении отдельных вопросов...

Но был и строгим, и чрезвычайно жестким, если видел факты бесхозяйственности, безразличного отношения к своим обязанностям.

Евгений Ляхов, заместитель ответственного секретаря газеты «Звязда», был свидетелем такого случая. Однажды пришлось ему быть в командировке в Воложинском районе. Во время беседы с механизаторами мимо поля на большой скорости ехали три грузовые автомашины с калийной солью, не накрытые брезентом. Ветер разносил по дороге ценное удобрение. Вдруг грузовики обогнала черная «Волга» и остановилась. Из нее вышел Машеров и направился к водителям; те высунулись из кабины, виновато опустив головы, с побледневшими лицами.
— Мы из-за пыли не видели, что вы едете сзади, потому и не уступили дорогу, — начали они оправдываться.
— Да не из-за этого я остановился. Что вы довезете до поля? Посмотрите, расточители, сколько добра на дороге оставили...
Лицо первого секретаря раскраснелось, глаза стали колючими. Таким рассерженным его люди видели впервые...