Принципиальность

Автор Admin - 14 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

А.Я. Масальский, бывший заместитель постоянного представителя нашего правительства при Совете Министров СССР, вспоминал:
— Машеров зачастил в Москву, когда в Белоруссии начала развиваться химическая промышленность, строились отраслевые предприятия в Могилеве, Полоцке, Мозыре. За пятилетку был возведен комплекс радиотехнических заводов, расширены мощности химической индустрии, приборостроения и радиотехники. Республика дала в 1970 году 49 процентов калийных удобрений, выпущенных в стране. Объем производства продукции химической и нефтехимической промышленности за пять лет увеличился в 2,5 раза.

А поставки... Когда были неурожайные годы в России, Белоруссии оказывала ей весомую поддержку. И до распада Союза ежегодно направляли 600 тонн картофеля в Москву, Ленинград, другие республики. Но когда «сверху» принуждали поставлять продукцию, Машеров проявлял свою принципиальность, выходил на самый высокий уровень — к Брежневу, Косыгину.

Он предугадывал далеко вперед развитие тех или иных отраслей народного хозяйства. В Белоруссии по его инициативе начали создавать кабельную промышленность, позднее — приборостроение. Все настолько привыкли к широкой постановке им вопросов, что отношение «центра» к возможностям республики было очень серьезным и доверительным. «Если уж белорусы за что-нибудь возьмутся, — шутили в Госплане, — то обязательно доведут дело до конца...» Именно он «привез» в Москву идею строительства физкультурно-оздоровительных комплексов...

Надо сказать, семинаров, научно-практических конференций проводилось тогда немало. «А реальная отдача от них, — говорил Машеров в интервью «Правде», — не очень ощутима. В чем дело? Оказывается, походили, походили, посмотрели, пообедали, а потом разъехались — и точка. Нет потребности увиденное внедрять у себя. И контроля за этим нет. Вот и складывается "туристская" психология: поехать на семинар — как на отдых или развлечение...»

Правда, этой психологии тогда все больше противостояла практика ежегодных республиканских семинаров разных категорий работников по важнейшим вопросам развития экономики, науки и культуры. Так, после XXV съезда КПСС их было проведено около тридцати.

Бюро ЦККПБ стремилось как можно глубже проанализировать работу республиканских министерств и ведомств. На одном из пленумов ЦК была, например, осуждена тенденция ряда министерств и ведомств к раздуванию управленческого аппарата, тяга к припискам. Особенно этим грешили министерства пищевой промышленности, монтажных и специальных строительных работ, сельского строительства, всесоюзного объединения «Западспецавтоматика», где работники аппарата получали солидные премии. А на деле — на двоих работающих в отрасли иногда приходился один руководящий работник.

В упомянутой беседе с корреспондентами газеты «Правда» Машеров сказал:
— Есть руководители, которые, переоценив свои возможности, перестают считаться с мнением других, самоустраняются от живого общения с людьми, проявляют к ним черствость и высокомерие. Такой работник находится у опасной грани, за которой кончается истинная деловитость и начинается голое администрирование...

Или, например, не умен как следует наладить дело, но стараясь поддержать благоприятное впечатление о себе, некоторые прибегают к припискам и другим видам очковтирательства. Считаем своей задачей и впредь усиливать борьбу со всяческой показухой, когда пускают лишь пыль в глаза, когда словесный туман помогает выдавать мнимые достижения за истинные. Каковы именно эти успехи? Доказаны ли они? Нет ли тут побасенок, хвастовства, интеллигентских обещаний («налаживается», «составлен план», «пускаем в ход силы», «теперь ручаемся», «улучшение несомненно» и т.п. шарлатанские фразы, на которые «мы» такие мастера)? Чем достигнуты эти успехи? Как сделать их более широкими?