Под грифом «Совершенно секретно»

Автор Admin - 14 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Люди шли к первому секретарю, хотя по долгу службы этими вопросами надлежало заниматься другим работникам ЦК партии и Совмина республики. К нему обращались секретари парткомов, руководители предприятий, народные депутаты, потому что чувствовали не только какую-то особую симпатию, но и надежду на положительное решение вопросов.

Особая черта характера Машерова — порядочность. Ему можно было доверять тайны, не боясь, что разговор обернется неприятностью.

Он знал, что одиннадцатая, двенадцатая и тринадцатая пятилетки будут катастрофически тяжелыми, если ничего не изменится в политическом, социально-экономическом плане.

К счастью, в то время открылись колоссальные нефтяные залежи в Тюменской области. СССР конкурировал с арабскими нефтедобывающими государствами. Страна получила где-то в пределах двухсот миллиардов рублей, которые мгновенно пошли в дело, хотя значительная сумма расходовалась на обычное «проедание». Например, решили закупать хлеб. Вместо форсированного развития села!

Несмотря на то, что в 1960-1970-е годы абсолютно реально понималась необходимость интенсификации производства, повышения научно-технического уровня, перехода от слов к делу, тем не менее многое оставалось на бумаге.

Проявлялась основная слабость Брежнева: он был удовлетворен картиной внешнего благополучия и все время стремился поддерживать ее и нацеливал на это соратников по Политбюро: «Не позорьте страну, критикуйте, но в меру» и т.д.

Машеров обладал самой свежей и точной информацией. Однажды Юрий Смирнов, его помощник, взял со стола сборник, где было показано реальное соотношение уровня социально-экономического развития Советского Союза и западных государств, других цивилизованных стран, и был удивлен увиденным. На обложке стоял гриф «Совершенно секретно» — только для членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК КПСС.

Машеров знал эти цифры, сопоставлял, подытоживал. Словом, понимал реальное положение, в котором мы находились.
— Мы съедаем собственные ресурсы, наше национальное достояние, — говорил он. — И этим несколько искусственно поддерживаем уровень жизни. А в целом эффективность экономики и производства падает, народ будет какой-то период жить в очень тяжелых условиях. Половинчатая, аморфная, непоследовательная экономическая реформа ничего не даст.

Он мучительно размышлял над информацией официальной и той, что скрывалась под запретными грифами секретности. Возможно, с этим связан подрыв доверия к КПСС, когда позже люди стали узнавать правдивую информацию.