Привилегии власти

Автор Admin - 15 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

А теперь посмотрим, как относился Машеров к привилегиям, точнее, атрибутам власти. На этот деликатный вопрос он реагировал совершенно спокойно: считал, что раз они узаконены, значит, ими можно и нужно пользоваться. За его квартирой и служебной дачей был закреплен комендант, а в штате обслуги «бегали» повара. Однажды Юрий Смирнов, помощник первого секретаря, набрался смелости и высказал свои «соображения»:
— Петр Миронович, возможно, отдельные привилегии — чрезмерная роскошь. Например, те же охотничьи особняки — ведь они редко используются и зачастую пустуют. За счет бюджета содержится большой штат работников, а это, в свою очередь, — лишние расходы?

Но на это замечание он не отреагировал... Наверное, был убежден, что атрибуты власти — привилегии согласованы в Политбюро ЦК КПСС и Совмине СССР. Это, дескать, «не его каприз и желание», а «железная» необходимость... К тому же и зарплату имел неплохую. Как кандидату в члены Политбюро, на его счет перечислялась и валюта. Крюков, заведующий общим отделом ЦК, часто подчеркивал, что остается много неистраченных денег на представительские и «карманные» расходы Машерова, что ими пользуются все секретари ЦК. Бесплатно обедают в столовой. Члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК КПСС во времена Брежнева обеспечивались хорошо и жили в достатке...

Его семья покупала продукты в «цековском» столе заказов, шила одежду в мастерской Совмина. Кстати, Машеров был педантом относительно одежды, старался всегда хорошо одеваться, не терпел, когда «морщил» пиджак.

После ухода Компартии с руководящей политической арены новые властьимущие хозяева перещеголяли своих предшественников. Привилегии стали более изощренными. За многими высокими лицами закреплялись не отечественные «Волги», а шикарные иномарки, увеличилась охрана их хозяев, служебных дач, квартир, прислуга. Четко регламентировались обеденные залы, спецполиклиники, пайки, спецмастерские и другие спецльготы. К сожалению, под льготное обеспечение и обслуживание подпал более широкий номенклатурный круг, включая народных избранников...

Машеров, бесспорно, хорошо знал свою силу, чувствовал, что имеет большой авторитет, и потому-то смело и решительно опирался на свою неограниченную власть в кадровых, организационных, политических, хозяйственных вопросах. Иногда трудно было объяснить, чем он руководствовался в неожиданных нестандартных ситуациях: вседозволенностью, порожденной многолетней властью, обстановкой того времени в стране и партии, а может, уважением, например к журналистам, или еще чем? Ведь остается же фактом, что он в последние годы жизни нередко злоупотреблял временем на заседаниях бюро ЦК, выступая с многочасовыми монологами, допускал субъективные ошибки в кадровых вопросах.