«Дачные перегибы»

Автор Admin - 24 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

«Если человек думает о даче, он не может думать про работу», — заметил первый секретарь. Он считал несправедливой ситуацию, когда один имеет дачу, а другой — нет. Уже во всем Советском Союзе развернулось движение дачников, и мужчины и женщины с лопатами да саженцами штурмовали электрички, а в Белоруссии было тихо. Вдали от города, за несколько десятков километров, выделяли всего по 4—6 соток. Домики разрешалось строить маленькие, только деревянные, с низко опущенной к чердаку крышей. Не дай бог, если кто-то ставил внутри печь и выводил дымовую трубу или завышал высоту строения. За такую «самодеятельность» можно было здорово поплатиться... На свой страх и риск многие «выводили» свои домики к кронам деревьев по ночам.

Позже «Правда», главный орган ЦК КПСС, напечатала статью про «дачные перегибы» Машерова. Время убедительно доказало, насколько был прав он и не ошибался в своем негативном отношении к строительству садово-огородных участков, частной собственности. Справедливости ради заметим: частично свою «ошибку» он хотел исправить через семь лет. На полях доклада к XXIX съезду КП Белоруссии он сделал запись: «О приусадебных участках. Не допускать перегибов: нельзя все заботы и трудности брать на плечи хозяйств...» Однако ничего этого не попало в доклад, с которым после гибели Машерова выступил Киселев.

Даже в Политбюро поняли необходимость развития (по примеру ГДР, Венгрии) садоводческих кооперативов, издали постановление Машеров же внес свои коррективы: землю давать коллективам но не строить на ней домики, а возводить двух-трехэтажные дома и каждому огороднику давать в них комнату. Дело не пошло. Если бы через десятки лет он увидел трех-четырехэтажные особняки, возведенные не только властьимущими на своих земельных участках, наверное, за голову схватился бы... Вот он, всплеск частнособственнической психологии, стремление культивировать жажду наживы. Действительно, к началу XXI века в Беларуси восторжествовал правовой беспредел в злоупотреблениях служебным положением при возведении дач. Бесконтрольность. Безответственность. Стремление только успеть побольше урвать, обогатиться за счет народа и государства.

Для Машерова характерным было признавать свои ошибки, когда его в этом убеждали. Такой штрих. В первом разделе доклада «Укреплять связи идейно-воспитательной работы с производством, с решением экономических задач, всемерно усиливать ее влияние на производительность труда людей» он подверг критике призыв, который ранее пропагандировал и поддерживал: «Вести уборку полный световой день!» «Он оказался декларацией, — признался Машеров. — Как можно одному комбайнеру, не имея сменщика, продуктивно работать от зари до зари?!»