Уборка хлеба на низком срезе

Автор Admin - 24 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

В начале семидесятых годов партийное руководство требовало вести уборку хлеба на низком срезе. Однако на практике это создавало множество трудностей, приводило к потерям зерна, исключало возможность утром и в вечернее время вести уборку высокосоломистых хлебов, увлажненных росой. Такой случай.

В 1972 году Емельян Шурпач, бывший сотрудник газеты «Звязда», отдыхал в Любанском районе у друзей-партизан. В тот год было дождливое лето, но на торфяниках хорошо уродила рожь. Во многих местах было много «полеглицы», колосья прибило к земле дождем и ветром. В одно из хозяйств приехал Машеров поинтересоваться, как идет уборка ржи.

Отдельным руководителям начал высказывать серьезные замечания. В этот момент из-под комбайна, возле которого стоял он и сопровождающие его товарищи, вылез перепачканный в торфе, в мокрой одежде комбайнер Данила Дробов, бывший партизанский кузнец, подрывник. У него спросили, почему на поле остается много зерна.

— Видите, рожь мокрая. Дали низкий срез — в молотилки грязь попадает. А высокий — оставляет колосья.

Один из работников Минского обкома партии набросился с критикой на Данилу, стал обвинять его в разгильдяйстве и других грехах. Бывший партизан не вытерпел и как ножом, «отрезал» вопросом:
— Ты, уважаемый товарищ, приезжаешь на тракторный завод и командуешь, как нужно гайки прикручивать?
— Нет, — ответил «уважаемый».
— А почему же здесь, в сельском хозяйстве, все специалисты? Знаешь ли ты, что я сутками дома не бываю? Не знаю, что такое горячая пища. Вот сала поем, молоком кислым запью — и снова за руль комбайна.

Машеров, опустив голову, слушал этот неприятный диалог и краснел. Он понял, что колхозник прав. Повернулся к сопровождающим работникам,сказал:
— Давайте не будем мешать людям делать их дело... Сам ушел первым, а за ним направилась и высокая свита.

Из стенограммы. «Этот явно ошибочный метод уборки на низком срезе был пересмотрен в 1973 году, только на завершающей стадии уборки. А его ведь пропагандировали, он составил часть массово-политической работы, — признался докладчик и продолжил свою мысль: — В период уборки посылались концертные бригады и выступления проводились в поле. Но ведь все должны работать в поле, не теряя времени. В эти дни не концертами и гастролерством надо заниматься, а посылать к людям, занятым на полевых работах, толковых, знающих дело политинформаторов и агитаторов, которые постоянно информировали бы людей о ходе работ, о тех, кто идет впереди и кто отстает, могли бы всегда быть рядом с механизаторами и другими работниками в наиболее ответственные и трудные моменты и оказывать им помощь, поддерживать словом и делом...»

Он ставил задачу выйти в 1975 году на уровень урожайности 27—28 центнеров с гектара. Насколько успешно таким своеобразным способом решалась задача, однозначно сказать трудно. В беседе один из комбайнеров колхоза «Рассвет» Несвижского района признался, что уборочную успешно закончили и без политинформаторов и агитаторов...

Машеров хорошо знал, что такое крестьянская жизнь, и хотел, чтобы она была легче, люди жили лучше. И тогда в Белоруссии активно начали бороться с «неперспективными деревнями», насильно переселять сельчан туда, где есть школа и магазин.