Польша

Автор Admin - 28 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

В начале сентября весь мир облетело сообщение Польского агентства печати: «В связи с серьезной болезнью Э. Герека ЦК ПОРП освободил его от обязанностей первого секретаря и члена Политбюро ЦК». Неожиданная информация. Ведь полгода назад, с 10 по 15 февраля, по приглашению Центрального Комитета Польской объединенной рабочей партии в Варшаве принимала участие в работе VIII съезда ПОРП и делегация КПСС во главе с секретарем ЦК Михаилом Сусловым. В состав делегации входил и Петр Машеров. Звучали помпезные речи, руководитель советской делегации благодарил Эдварда Терека за верность делу великого Ленина.

Общественно-политическая обстановка в Польше осложнилась. Июль ознаменовался забастовками в Люблине. Организаторам забастовки нужно было обратить внимание Советского правительства на слабость герековского руководства. Свою поездку на отдых в Крым Терек, почти через десять лет, объяснил желанием показать Брежневу, что проблема забастовок несущественна. Впрочем, в этом убеждал Терека и Станилав Каня, ставший Генеральным секретарем после освобождения от этой должности предшественника.

Ситуация в Польше усложнилась, началась политическая забастовка на Гданьской судоверфи (именно здесь потом будет построен теплоход «Петр Машеров»). Для Терека осталось загадкой, почему так поздно отреагировал на гданьские события Брежнев, месяцем ранее оперативно откликнувшийся на менее значительные забастовки в Люблине. Он позвонил ему, когда уже стало ясно: ситуация выходит из-под контроля.

— У тебя контра, надо взять ее за морду, мы поможем, — сказал Брежнев.

Тот ответил ему, что в Польше пет никакой «контры», что руководство владеет ситуацией. К разговору молча прислушивались Станислав Каня и Войцех Ярузельский.

С каких же пор он, фаворит брежневской верхушки, вдруг впал в немилость?

По инициативе ПНР в мае 1980 года в варшавском дворце Виланова состоялась встреча Леонида Брежнева и Жискар д'Эстена. Главной ее целью было способствовать наведению мостов между Востоком и Западом в ситуации резкого ухудшения положения в мире из-за введения советских войск в Афганистан. После встречи Брежнев спросил Герека, как поляки и он сам относятся к советской помощи Афганистану. Первый секретарь ЦК ПОРП ответил, что как он, так и все поляки очень обеспокоены этим фактом и считают интервенцию большой и дорогостоящей ошибкой.

После упомянутого разговора он почувствовал резкую перемену в отношении к себе со стороны советского руководства. «Перед моей болезнью Станислав Каня без моего ведома где-то в Белоруссии встречался с членом Политбюро ЦК КПСС, председателем Комитета государственной безопасности СССР Юрием Андроповым, — вспоминал он. — Скорее всего, именно тогда было получено согласие на замену неэффективного Эдварда Герека Станиславом Каней».

«Где-то в Белоруссии» — это в Беловежской пуще, где не раз бывал на охоте сам Герек. В той встрече с Андроповым принимал участие и Машеров. «Мероприятие» было секретным.