Поездки зарубеж

Автор Admin - 28 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

К своим поездкам за рубеж, а они были немногочисленными, Машеров готовился очень тщательно. За границей его хорошо встречали, он производил сильное впечатление своей строгой элегантной фигурой, умным взглядом, интеллигентностью. В поведении его не было высокомерия, на лице не было тупости, надменности.

Подтянутый, подвижный, динамичный — уже это привлекало к нему внимание, вызывало интерес. С собеседниками он стремился быть искренним. На столе передним лежали папки. Обычно перед поездкой ему «выдавались» специальные московские инструкции о том, как вести переговоры. Но поскольку он был кандидатом в члены Политбюро, инструкции носили общий характер, не детализировались. Рядом с ним обычно сидели советники из МИД СССР. Он отодвигал в сторону все папки и начинал свободно вести дискуссию. Тем самым ставил в сложное положение переводчиков, которые имели заранее приготовленные материалы.

Доверительность, искренность — все эти черты политического деятеля подкупали собеседников, у них вызывало симпатию его обаяние, он совсем не был похож на тех отдельных лидеров стран, что читали речи по бумажке: важно, официально, постоянно обращаясь за помощью к советникам и помощникам.

Белорусский лидер без ограничения выступал на обедах, хотя дипломатические протоколы требовали, чтобы каждое трехминутное выступление было зафиксировано на бумаге. На такие нестандартные переговоры тратилось много времени: он говорил столько, сколько хотел, и то, что хотел. Это раздражало чиновников из МИДа. Впрочем, изменялась и программа пребывания официального лица: на конкретное время вызывались машины, планировались встречи; ожидая высокого гостя, люди нервничали. И все же, несмотря на такие сбои, его выслушивали до конца, замечаний никто не делал. Это был человек, который не укладывался ни в какие протокольные рамки...

В 1967 году советские артисты Эдита Пьеха и Муслим Магомаев дали концерт во французской «Олимпии». Они проложили дорогу советско-французской дружбы.

А французская мелодия была всесоюзной «колыбельной» для взрослых: дикторы Всесоюзного радио и телевидения под французскую мелодию после завершения программы новостей «Время» объявляли погоду. Мелодии Джо Дассена насвистывали, они звучали в каждом доме.

«Французы, — рассказывал бывший помощник первого секретаря Юрий Смирнов, — были потрясены беседой с Петром Мироновичем во время его пребывания годом раньше во Франции. До этого у них были встречи со многими советскими политическими деятелями, которые произвели на них, видимо, не лучшее впечатление.