Гобелен «Ленинизм»

Автор Admin - 28 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Или такой случай. Просмотр картин происходил в Музее истории Великой Отечественной войны. Заведующий отделом культуры ЦК С. Марцелев напомнил, чтобы художник пояснял картины. Он не выдержал и говорит: «Если это нужно докладывать — лучше буду писать новое произведение!»

Машеров внимательно посмотрел на него, потом повернулся и с полным пониманием, абсолютно точно рассказал о достоинствах картины. «Мне одно непонятно: как художник дошел до такого решения?» — заметил первый секретарь.

Бывали случаи, когда он оставался недоволен картинами. Видимо кое-что недопонимал. Например, Савицкий с художником Кищенко сделали роспись санатория в Мисхоре. На одном из совещаний «первый» заметил, что по мастерству роспись замечательная, но она неуместна в санатории. «Это ваша точка зрения, Петр Миронович», — хмуро ответил художник. Буквально через некоторое время в конце совещания с творческими работниками слово взял Машеров и, повернувшись к Савицкому, сказал:
— А знаете, я все-таки съездил еще раз в Мисхор. Внимательно посмотрел на работу и стал богаче душой.
— Потом предложили сделать художественное оформление зала приемов ЦК КПБ, — продолжает Савицкий. — Я хотел использовать отдельные элементы из тканых картин, но он был против. «К чему тут гобелены?!» — «Петр Миронович, наша забота осуществить задуманное. А с вашей стороны требуется тематическое задание».
— Ах, это не мое дело?! — по всему было видно, что он обиделся. — Хорошо, задам тему.

Подумал и говорит: «Работу выполняете в ЦК партии — ленинской, коммунистической. Воплотите тему ленинизма».
«А вторая тема — белорусская: КПБ и партизанское движение», — предложил кто-то. «Нет, не нужно. Компартия Белоруссии — составная часть КПСС».

Готовые эскизы решили согласовать с Машеровым. «Давая тематические задания, я был уверен, что это вам не под силу. Продолжайте работу и никого не слушайте: ни Кузьмина, ни прочих. Будут люди, которые ваш труд сразу примут, другие — позже. Но будут и те, кто резко покритикует. Не обращайте внимания». Одним словом, предоставил нам свободу творчества. В результате появился гобелен «Ленинизм».

Иногда Машеров не соглашался с взглядами на те или иные вещи, в частности по монументальной пропаганде. Очень долго пришлось доказывать ему, что нужны коррективы, изменения. Внимательно выслушав собеседника, отвечал: «Согласен. Но этого мало: нужно принять еще и сердцем». Именно не умом приходил к глубокому убеждению, а душой. Только тогда принимал решение. И так — по всем работам.

Внимание и поддержка очень много значат для творческих работников. Если художник чувствует, что он нужен, он будет работать. Машеров создавал для них эту «нужность», был доступен для всех...