Алексей Карпюк

Автор Admin - 29 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

И все же, несмотря на ошибки, Машеров внес огромный вклад в развитие белорусской культуры. Скажем, отстоял Василя Быкова (писателя преследовали после опубликования книг «Мертвым не больно» и «Круглянский мост»). Вскоре критический огонь угас, и через некоторое время на него посыпались награды.

Кстати, от кого же защищал Машеров творческих людей? Сейчас много говорят, что творчеству мешала партия, власти. Художник Алексей Кузьмич как-то признался: «Меня лично всегда удушали мои коллеги. Так всегда было. Как только появляется человек, который неординарно мыслит, другой человек, который так мыслить не умеет, предпринимает все силы, чтобы его опорочить, дискредитировать, все что угодно. Притом происходит такое не только в живописи, а во всех видах искусства».

Нельзя не согласиться с художником. В творчестве почему-то часто получается так, что тот, кто умеет писать, — пишет, а кто не умеет, — руководит и учит, как надо писать. Скажем, тот, кто имеет власть в министерстве, издательстве, газете, формирует мнение о творческих людях и у представителей власти. За мнением о том или ином корреспонденте секретарь, заведующий отделом ЦК партии всегда обращался к его руководству. Словом, замкнутый круг.

При всей своей занятости Машеров находил время, чтобы в экстремальных ситуациях, которые складывались вокруг людей интеллектуального труда, вмешаться в их судьбу лично...

В середине шестидесятых годов над известным белорусским писателем Алексеем Карпюком все чаще начали нависать черные тучи. По натуре он был демократом. Гродненский обком исключил его из партии. Нашли «черное» пятно в военной биографии: находясь в немецком концлагере Штутгоф, он имел сберегательную книжку, две сотни марок. Как? За что платили ему фашисты? Кстати пришелся и анонимный донос, что в его кабинете висит портрет Солженицына.

Алексей Карпюк родился в Свислочском районе, на хуторе. До освобождения Западной Белоруссии закончил два класса польской гимназии в Вильно, учился в Новогрудском педагогическом училище. В годы немецко-фашистской оккупации входил в состав подпольной диверсионной группы. Во время выполнения диверсии на железной дороге попал в плен, находился в Белостокской тюрьме и концлагере Штутгоф. После побега из лагеря участвовал в партизанской борьбе, был командиром отряда имени К. Калиновского на Гродненщине. Служил рядовым в Советской Армии, участвовал в боях на территории Польши и Германии. Был дважды ранен. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны II степени, медалями, польским золотым крестом ордена «Виртути Милитари». В последнее время был секретарем областного отделения Союза писателей БССР. Он — автор знаменитой повести «Пущанская одиссея», романа-были «Вершалинский рай» и других книг.

Писатель осмелился говорить и писать открыто. Это очень не понравилось некоторым тогдашним руководителям Гродненской области. В разные инстанции жаловался Алексей Никифорович о расправе над ним, но никто не услышал его голоса. Писателя перестали печатать. И вот — как гром среди ясного неба — очередной «компромат» — очерняет советскую действительность... Да еще — прошлое.