Брежнев и Машеров

Автор Admin - 29 Сентябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

Сегодня по-разному толкуют политическую жизнь страны, нашей республики в эпоху Брежнева-Машерова, высказывают много противоречивых мыслей об их отношениях. Но очень мало, к сожалению, мы знаем об этом из уст родных и близких Машерова — тех людей, которые все же имели доступ к его душе, с кем он говорил о своих отношениях с Генеральным секретарем, с другими кандидатами и членами Политбюро ЦК КПСС.

А. Горячкин, постоянный представитель правительства республики при Совете Министров СССР, рассказывал:
— Когда Брежнев стал первым секретарем ЦК КПСС, он сначала делал Машерову авансы, потому что не знал, как тот поведет себя, какой у него характер. Присматривался, обращался снисходительно — Петр... Хорошие отношения с ним были до первого приезда в Минск на празднование пятидесятилетия БССР и Компартии Беларуси. Вскоре понял, что своим сторонником его не сделать, — Машеров не торопился поддерживать его отдельные советы, занимал независимую позицию, проявлял самостоятельность характера.

В конце семидесятых годов установились и совсем холодные отношения. Впрочем, это и результат «симпатий» Суслова, «главного» идеолога страны.

Однажды приехал Машеров взволнованный. «Рассматривали на Политбюро ЦК вопрос о Белоруссии. Сделали замечание мне, — признался он, — и на этом обсуждение закончилось».

Чувствовал, что он сильно переживал, когда возвращался с заседаний. В разговорах прорывались слова: «Тяжело, тяжело... Все голосуют "за". Не выберем правильного пути, если так будем использовать коллективный ум наших руководящих кадров. Все подчиняется воле и желаниям одного человека».

Полина Андреевна Машерова вспоминала:
— Леонид Ильич звонил нам домой редко. В основном вечером — поздравлял с каким-нибудь праздником. Интересовался у мужа ходом посевных кампаний или как идет уборка урожая. Всегда передавал и мне привет. Раньше, как правило, каждый год отдыхали под Москвой, около Барвихи, в санатории для членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК КПСС. Там проводили отпуск и секретари компартий союзных республик. Санаторий был клинический. Здесь у мужа при обследовании нашли заболевание почки.

Случалось, Брежнев отдыхал здесь с женой. Мы жили в двух помещениях в одном крыле здания, а он - в другом, не очень шикарном. Позже для него построили дачу-люкс. Бывало, он приглашал нас на семейные торжества в его московскую квартиру. На столе появлялись бутылка коньяка, закуска.

В более молодые годы муж с Брежневым охотились под Москвой, в «Завидово» — военно-охотничьем хозяйстве Министерства обороны СССР Это было его любимое место работы и отдыха. Как правило, он приезжал сюда вечером в пятницу на сияющей «Чайке», иногда на иномарке — он был их большой любитель. На работу возвращался утром, в понедельник.

Не раз, чтобы угодить гостю, Брежнев приглашал в лодку, и в сопровождении егеря они охотились в самых хороших утиных местах или часто — на кабанов. На обедах присутствовали Громыко, Алиев, иногда Мазуров.

Во время отдыха в санатории он выходил к гостям поиграть в бильярд. Его жена любила играть в карты. Собирала вокруг себя женщин, она хорошо относилась к нашей семье. Мы вместе вязали, одна у другой брали уроки.

В последнее время заглядывал к ним и зять Юрий Чурбанов. Часто приезжала дочь Галина. Ее можно было видеть на многих торжественных приемах. На свое шестидесятилетие (после пленума ЦК) Брежнев впервые пригласил к себе всех секретарей республиканских компартий, секретарей ЦК, партийных и советских руководителей Москвы. Присутствовали его родные и родственники. Это был еще здоровый, энергичный и симпатичный мужчина...