Л.И. Брежнев. Минск

Автор Admin - 29 Сентябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

А. Аксенов, бывший Председатель Совета Министров республики, рассказывал, что причиной задержки награды Минску было плохое здоровье Брежнева. Такому оправданию верили. По вручение настолько затянулось, что минчане почувствовали неуважение к нашей столице и ее жителям. Подробности этого щекотливого вопроса Александр Никифорович узнал попозже от первого секретаря Тульского обкома партии Юнака.

...Однажды вечером позвонил Юнаку из Москвы Брежнев и спросил, как он отнесется к тому, если Генеральный приедет и вручит Туле «Золотую Звезду» города-героя. Разговор состоялся через несколько дней после опубликования указа о награде... «Мне как-то неудобно перед белорусами — Минск уже давно ждет награду», — ответил ему. А Брежнев в ответ: «Пусть Машеров и минчане еще три года с метелкой в руках чистят свой город».

Рассказывая это, Юнак засмеялся.
В разговорах с секретарями ЦК КПБ Машеров открыто критиковал Брежнева за бездействие, которое все больше и больше погружало нашу страну в застой, способствовало топтанию на месте. Он часто повторял: «Брежнев спит себе в шапку, а дело разваливается». Об этом, понятно, докладывали генсеку. Ему не нравился темпераментный белорусский лидер, его напряженный стиль работы. Хотя на людях тот старался быть приветливым с Брежневым, иногда излишне угодливым...

И вот 25 июня 1978 года, через четыре года после указа о награждении Минска, приехал в Беларусь Брежнев.

Народный писатель Беларуси Иван Шамякин рассказывал: «Утром встречали поезд. Лето. Теплота. Настроение окрыленное. Члены ЦК, министры рассказывали анекдоты. Я наблюдал за Машеровым и заметил, что он нервничает. Не удивительно: он хозяин, и ему надлежит принять самого высокого гостя... Подошел короткий поезд. С какой точностью остановился! Салон-вагон ровненько напротив входа в вокзал. Оттуда сразу же, как в сказке, выкатилась ковровая дорожка. Спускался Леонид Ильич тяжело, его поддерживали, хотя ступеньки, заметил я, были сделаны специальные — до самой платформы. Дети поднесли цветы. Машеров сказал короткую приветственную и... достойную речь. Косматые брови генсека натопорщились, мне показалось, что он чем-то недоволен. Чем? Мало почестей при встрече? Но что еще можно было придумать? Ритуал отработан за многие годы...»