Речь П.М. Машерова

Автор Admin - 30 Сентябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

Вот она, речь Машерова, на торжественном заседании, посвященном вручению городу-герою Минску ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

«Дорогой Леонид Ильич! Всех нас безмерно радует, что высшие награды Отчизны вручил городу-герою Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, выдающийся политический и государственный деятель современности Леонид Ильич Брежнев (аплодисменты), человек сильной воли, бесстрашный комиссар Великой Отечественной войны, который сам прошел ее военными дорогами от первых испытаний до парада Победы, завоевал большой авторитет и уважение среди всех сознательных людей планеты своей неутомимой борьбой за передовые идеалы человечества, за прочный мир и социальный прогресс. (Продолжительные аплодисменты.)

...Немногим более полувека назад Вам, Леонид Ильич, как молодому специалисту, пришлось работать в Беларуси. И Вы, Леонид Ильич, были вместе с ними, с простыми, душевно щедрыми, добрыми людьми, вместе с нашими первыми коммунистами разделяли их заботы и мысли, помогали им закладывать основы новой жизни... (Длительные аплодисменты.)»

И дальше, в каждом абзаце, не менее яркие слова благодарности «дорогому» Леониду Ильичу за то, что он все же сумел через четыре года вручить наконец-то Минску «Звезду» города-героя. Правда, если прочитать текст выступления более молодому человеку, который не жил в то время, то у него сложится впечатление, что это приветствие написано по случаю вручения очередной награды Брежневу, а не столице Беларуси.

Мы знаем Машерова как неординарного человека, завоевавшего популярность в народе, который бережно хранит память о нем. Однако возникают вопросы: не слишком ли мы его идеализируем? Кто он: человек из легенды или представитель «застоя»? Почему его и теперь с благодарностью вспоминают белорусы, помнят во всех уголках бывшего Советского Союза?

Да, авторитет его был велик. И все же он — представитель, сын той эпохи, в которой жил. Машерову внешнему «мстил» Машеров внутренний: в душе он не принимал, не терпел славословия, подхалимажа, но временами и самому приходилось пользоваться теми же приемами, которые осуждал, — так диктовали обстоятельства...

Не следует забывать, что здравицы тогда были обязательны. «Часто в разговорах, — говорила Полина Андреевна, — муж жалел, что нет такого человека — идеала, лидера партии».

Что же касается восхваления в речах имени Брежнева... В начале своей работы в должности первого секретаря ЦК в докладе на XXVII (1971 г.) съезде КПБ его фамилия упоминается трижды. Никаких панегириков генсеку тогда не говорили. А вот на XXVIII (1976 г.) съезде КП Белоруссии, когда рождалось «звездное время» Брежнева, его имя Машеров все чаще использовал в выступлениях.