Э.Б. Нордман. «Почетноя ссылка»

Автор Admin - 01 Октябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

Рашидов два месяца холодно здоровался с председателем КГБ республики после его речи. Андропов упрекнул Нордмана:
— Зачем вышел па трибуну? Ты мне живой нужен в Узбекистане.
— Юрий Владимирович! Я должен был сказать людям правду, очень уж накипело на душе.

Андропов и раньше получал информацию от Нордмана о нездоровой обстановке в Узбекистане. Знали об этом и многие секретари ЦК КПСС. Впрочем, еще перед отъездом В.В. Гришин, член Политбюро, предупреждал:
— Имей в виду, Эдуард, тяжелый хлеб тебе достался. Будь внимательным: Рашидов — это иезуит по характеру. Нельзя поступаться принципиальностью.

Почему же так относился к Рашидову Брежнев, делал поблажки ему? Раньше высказывался о нем иронически. Но празднование семидесятилетия генсека дало возможность Рашидову «купить» Брежнева дорогими подарками, золотым бюстом «верного ленинца».

Беларусь же не баловала Брежнева подарками. Их привозили в приемную Секретариата и Совмина, потом направляли дальше, по инстанциям. Чаще были сувениры из льна, брестские ковры. Постпред Белоруссии звонил в ЦК и выяснял, куда их привезти. Генсек очень ценил золото, которое щедро дарили Узбекистан и Казахстан.

Однажды жена постоянного представителя Совета Министров Узбекистана поинтересовалась во время застольной беседы у А.В. Горячкина, в какой машине привозят из Беларуси подарки Брежневу.
— На «Волге», — ответил Горячкин. — Даже на семидесятилетие Хрущева привезли только льняное полотно. А Леонид Ильич, отдыхая на юге, как-то попросил Петра Мироновича, чтобы ему выслали белорусских грибов...
— Удивительно... А от нас — вагоном, — призналась женщина.

Минские будильники «Луч», сухие грибы, сувениры из льна — вот, пожалуй, все, что «способна» была подарить Беларусь. Но в Москву попадали и дорогие подарки, о которых не знал первый секретарь: отдельные руководители нашей республики, областей хотели угодить генсеку, обратить на себя его внимание. Рашидов смог убедить Брежнева:
— Леонид Ильич, что же это такое: у меня работает ближайший человек Мазурова и Машерова. Прошу убрать его из республики.

Это подействовало на Генерального. Когда первый раз возник инцидент между Рашидовым и Нордманом, Брежнев приказал защитить председателя КГБ, о котором хорошо отзывался Андропов. В другой раз, через год, он высказался с раздражением:
— Ну что Шараф пристал ко мне, как банный лист к жопе? Не нравится ему председатель КГБ республики — смените.

Пробовали защитить Нордмана, попавшего в большую опалу, секретари ЦК КПСС Зимянин и Горбачев. Звонили Андропову, просили решительно отстаивать у Брежнева. Не помогло. Около года он не соглашался освобождать Нордмана, но на резкую конфронтацию с брежневским любимчиком не пошел.

В 1977 году приближался шестидесятилетний юбилей Рашидова. Его жена позвонила Мазуровой, пригласила на торжества.
— Нас уже давно приглашает в гости в Узбекистан Эдуард Болеславович, — ответила Янина Станиславовна.
— Нордман?! — переспросила женщина.

Больше в гости приглашать не стала. А через год после этого телефонного разговора Нордман в Узбекистане уже не работал, находился в «почетной ссылке» в ГДР.