Михаил Суслов

Автор Admin - 12 Октябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

Умер Михаил Суслов. Де-факто главный человек в партии, ее «серый кардинал». С его смертью равновеликого противовеса Юрию Андропову и КГБ не оказалось.

Однажды в кабинет Брежнева зашел помощник:
— Леонид Ильич, звонила жена покойного Суслова.
— Чего она хотела?
— Чтобы город Саратов назвали его именем.

— Ишь чего захотела. Еще назвать улицу... проспект, но чтобы весь город... Калошный завод надо назвать его именем — он до самой смерти в пальто и в калошах проходил. Я однажды на Политбюро предложил: «Давайте сложимся по червонцу и купим Михаилу Андреевичу Суслову пальто... — Леонид Ильич засмеялся ... Подумав о чем-то, вскоре изрек:
— Сын у него... и у Андропова скромные... Не в пример моей Гале... Ах да, Суслов... жену свою он уважал, я это помню...

И вспомнил их последнюю беседу. Он высказал Суслову крамольную для кремлевского руководства мысль:
— Миша, может ли человек в свои 80 лет чувствовать себя хорошо?.. Скажи, а что Ленин писал в эти годы?
— Он ничего не писал, Леонид Ильич, он умер в 54.
— Миша, ты когда этим... делом последний раз занимался?.. - задал вопрос и улыбнулся.
— Я вас не понимаю, Леонид Ильич.
— Ну... когда последний раз девок щупал?
— Я всегда очень занят. Я с семьей провожу время...

Вскоре Брежнев отвлекся от воспоминаний и обратился к помощнику:
— Увековечивать, может быть, надо только первых лиц государства... Кто до последних дней пробыл на своем посту или покинул мир добровольно. Надо постановление пленума ЦК провести и придать ему силу через решение Верховного Совета... Узаконить. А то у нас никаких саратовых не хватит...

Партноменклатура, потеряв самого могучего и опытного своего защитника, Суслова, растерялась. Но для Андропова, равно как и для преданного ему Горбачева, наступили звездные часы.

В Политбюро - переполох. Андропов повел прямую атаку на номенклатуру. «Зазеркалье» кидается к Брежневу. Ведь Генеральный секретарь еще жив! Но жаловаться уже некому, да и бесполезно. После смерти Суслова, самоубийства Цвигуна, скандала с дочерью и сыном он ни с кем не желает разговаривать, да и здоровье его резко ухудшилось.

Андропов буквально в считанные недели практически становится хозяином в Политбюро. Затихла Старая площадь, небывалое со времен смерти Сталина напряжение охватило. Ее вожди немощны и стары, они уже не в силах оказать сопротивление главе политической полиции, прорвавшемуся к вершинам власти...