«Лебединое озеро»

Автор Admin - 12 Октябрь, 2013
Категория: «Рядом» с Брежневым

Андропов заранее готовился к смерти Брежнева, а тот не только не умирал, но, напротив, почувствовал себя гораздо лучше. Настолько лучше, что задумал съездить в Ташкент к своему другу Рашидову. Старика пытались отговорить, но тот твердо решил ехать. Конечно, это не было простой прихотью. Но что конкретно побудило генсека к этой поездке, так и осталось загадкой. Шараф Рашидов встретил своего друга и благодетеля с великими почестями. Брежнев пожелал поговорить с народом.

В огромном цехе местного авиационного завода собрали митинг. Оборудовали трибуну, на которую с помощью охраны с трудом забрался Генеральный секретарь ЦК КПСС. В тот момент, когда Брежнев начал свое выступление, медленно и невнятно читая заготовленную речь по бумажке, в цехе разорвало магистраль сжатого воздуха. Раздался громовой раскат, сменившийся пронзительным свистом. Это было принято за взрыв. «Актив» и охрана в панике заметались по цеху. Один их телохранителей силой уложил Брежнева на пол и лег на него, прикрывая генсека своим телом. Их чем-то придавило. Потрясение от случившегося и травма привели к очередному инсульту.

Впрочем, судьба к нему все же была благосклонна. Он умер дома, в кровати, от «острой сердечной недостаточности»... Это произошло утром 10 ноября 1982 года.

Охранники Брежнева — Владимир Медведев и Владимир Слабоченков — поднялись в спальню, чтобы, как обычно, разбудить его. Он был мертв. Ему принялись делать искусственное дыхание, а прибежавший Слабодченков позвонил Андропову и Чазову. И только после их приезда сообщил Виктории Петровне.

По телевизору начали показывать «Лебединое озеро», а в народе уже вовсю шептались: «Брежнев-то, того...» Говорили и не верили. Казалось, что он будет жить вечно. Собирались, обсуждали, думали о том, что будет теперь? Как будет? Также? Или как-то по-другому? Может быть, теперь что-то разрешат? Или наоборот — что-то запретят?

И никто не думал о семидесяти четырех летней старухе, больной, почти слепой, которая только что потеряла мужа. Не Генерального секретаря ЦК, а человека, которому посвятила всю себя, без остатка.

Когда ей предложили сесть в машину на похоронах, она сказала:
— Это мой последний путь вместе с мужем, я должна пройти сама.

На его поминках был только И. Капитонов. Чем это можно объяснить? Неуважением к памяти покойного Генерального секретаря ЦК КПСС со стороны его товарищей по Политбюро и лично Юрия Андропова? Трудно сказать.

О том, как проходили поминки Брежнева, его зять, бывший первый заместитель министра внутренних дел СССР, генерал-полковник Юрий Чурбанов, арестованный в январе 1987 года и осужденный за экономические преступления на 12 лет лишения свободы (в 1993 году был помилован Президентом России), в книге, написанной в Нижнетагильской колонии усиленного режима, вспоминал:

«После похорон мы приехали на одну из небольших подмосковных дач, где были организованы поминки. Собрались родственники, по-моему, чуть больше 20 человек. От партии и государства присутствовал один Капитонов. Больше никого не было. Виктория Петровна не хотела, чтобы поминальный обед проходил шумно и помпезно с бесчисленными речами; мы с Галиной Леонидовной были за столом недолго, чуть больше часа, потом уехали и увезли с собой Викторию Петровну. Где-то через час разъехались и другие гости. Вот так похоронили Леонида Ильича Брежнева».