Один день с первым секретарем

Автор Admin - 12 Октябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

С тех пор прошло около семи лет, и вот Машеров вспомнил о том давнем поручении, которое давал:
— Пейганович работает в том же хозяйстве? — уточнил.
— Да. Работает.
— Вот и вся моя программа — побывать в этом хозяйстве. Он о чем-то задумался, потом спросил:
— Как у него там дела?
— Сказать, чтобы очень хорошие, не скажу. Порядок он навел, хозяйство среднее, но крепкое.
— Словом, поедем к нашему старому знакомому.

По дороге в колхоз он расспрашивал о том, как идет зимовка скота. Зима в том году затянулась, был уже на исходе март, и хотя снег немного сошел, но стояли еще крепкие морозы. Во многих хозяйствах корма были на исходе, и приходилось принимать меры по спасению скота, чтобы уже весной не допустить падежа.

За разговором не заметили, как доехали до колхоза. У здания правления, предупрежденные, их уже ожидали председатель колхоза и секретарь парторганизации Дмитрий Жук.

Зашли в кабинет председателя, и его хозяин предложил раздеться. Но Машеров отказался.
— Я хочу посмотреть ваше хозяйство, а вы кратко расскажите, что за семь лет здесь сделали?

В кабинете висел план расположения колхозных земель, размещения ферм и других хозяйственных построек. Евгений Александрович поднялся, подошел к этому плану.
— Главное, что удалось за это время сделать, — сказал он, — так это добиться укрепления трудовой дисциплины, причем не угрозами и наказаниями, хотя и без этого не обошлось, а больше всего материальной заинтересованностью. Перевыполняет бригада план по урожайности — дополнительная оплата, выше надои и привесы, — действуем так же. Даже за компостирование навоза в поле установили премии колхозникам и бригадиру. Если бурт «дышит», бригадир получает премию десять рублей.
— Что значит «дышит»? — спросил Машеров.
— Очень просто. Я залезаю на бурт, тряхну его, если верхушка колышется, как молодой лед, — значит, «дышит».

Он окинул взглядом мощную фигуру председателя и засмеялся.
— Евгений Александрович, да вы если заберетесь и на приличный камень-валун и тряхнете, как говорите, то он под вами «задышит».

Краска залила лицо председателя, и он смущенно и простодушно ответил собеседнику:
— Нет, валун не заколышется. Вот поедем по бригадам, я вам продемонстрирую.