Было ли «политическое убийство»?

Автор Admin - 13 Октябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Есть ли основания обвинять сотрудников милиции, сопровождавших «Чайку», в «утечке» информации о предстоящем направлении движения автомобиля первого секретаря? В пути при выборе маршрута движения, согласно инструкциям, как объяснил на допросе Г. Пищак — командир эскортного взвода дивизиона ДПС ГАИ УВД Мингорисполкома, они руководствовались сигналами сопровождаемой ими машины, подчинялись сотруднику КГБ, который ехал с первым секретарем, получали от него указания, распоряжения. Вот почему работники ГАИ не могли сообщить о предстоящем направлении движения «Чайки» дежурному УВД облисполкома или на посты ГАИ.

Жена сотрудника КГБ Валентина Чеснокова на допросе заявила: — О своих служебных делах муж никогда не рассказывал, и я не знала, что он охранял Машерова. Очень удивилась, что они погибли в одной машине...

Олег Слесаренко, водитель машины сопровождения, в душе признался сам себе:
— Я готов был ко всему... Поздно вечером 4 октября возвратился домой, увидел заплаканную жену — она уже знала о случившемся. У нее тогда на руках была двухмесячная дочурка, и я как мог ее успокаивал.

Когда в семь утра в квартиру позвонили, его Тамару снова было трудно унять. Мужчина в штатском, стоявший у двери, сообщил, что внизу ждет машина. Он спросил: почему так рано? «А мы и не уезжали», — последовал ответ. Подумал: «Неужели боятся, что сбегу?»

Его привезли в УВД Мингорисполкома и предложили зайти в кабинет начальника уголовного розыска города Николая Чергинца. Хозяина кабинета не было, за его столом сидел пожилой человек. Он представился работником КГБ СССР, сказал, что для расследования происшествия прибыла группа специалистов из Москвы в количестве 25 человек. Беседа продолжалась около двух часов. Он выяснял все до мелочей.

На следующий день всех троих, кто сопровождал в последней поездке Машерова, а также водителя МАЗа одновременно, но в разных кабинетах, допрашивали следователи прокуратуры. Их показания сверялись, и если обнаруживались расхождения, тут же уточнялись.

Действия КГБ были понятны — на второй день после автокатастрофы многое следовало выяснить. Чего греха таить, прорабатывалась, как всем и сейчас известно, и версия злого умысла. На то она и служба, чтобы, рассеяв все сомнения, установить правду...

Действительно, дежурный ГАИ УВД Миноблисполкома не был проинформирован о планируемом прохождении кортежа спецавтомобилей по территории Минской области. Понятно, мер безопасности служба ГАИ области не могла предпринять.