Добрые дела

Автор Admin - 13 Октябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

В зале № 15 Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны среди материалов о жизни и деятельности Машерова сохранилось приветственное письмо. Оно изобилует штампами, повторами, поэтому подадим его в сокращенном виде.

Кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС,
первому секретарю ЦК КП Белоруссии
товарищу Машерову П.М.


Дорогой Петр Миронович!

Примите от нас, Ваших товарищей и друзей, самые горячие и сердечные поздравления по случаю Вашего шестидесятилетия и присвоения Вам высокого звания Героя Социалистического Труда...

В день Вашего славного юбилея мы с сердечной теплотой горячо приветствуем и поздравляем Вас, дорогой Петр Миронович, и от всей души желаем Вам крепкого здоровья, большого личного счастья, дальнейших успехов в Вашей ответственной деятельности на благо нашей любимой Отчизны, во имя победы коммунистических идеалов.


С глубоким уважением к Вам
13 февраля 1978 г.

Но не все из этих друзей были искренними до конца. Что и говорить: думали одно, говорили и писали другое, а делали по-своему. Давали себя знать застойная люмпенская психология и двойная мораль. После гибели Машерова эти отрицательные качества стали еще больше расцветать. Пройдет чуть более двух лет, и «сердечная теплота» некоторых друзей остынет. В этом — вина его настоящих товарищей, подписавшихся под приветственным письмом.

— Через месяц после похорон, — вспоминал Михаил Лагир, бывший председатель Комитета народного контроля республики, — члены бюро ЦК КПБ возвращались с Кургана Славы после возложения венков по случаю октябрьских праздников. Впереди — кладбище на Московском шоссе, где похоронен Машеров. Я подумал: вот остановятся машины, выйдем из них и возложим цветы на могилу Петра Машерова. К сожалению, передняя машина с Тихоном Киселевым, первым секретарем, проезжает мимо... Вынуждены сделать то же самое и остальные...

Не прошло и месяца после гибели славного сына земли белорусской, не успели, как говорится, высохнуть слезы от невосполнимой утраты, как Александр Кузьмин, секретарь ЦК КПБ, на совещании в Высшей партийной школе перед первыми секретарями райкомов партии, редакторами газет, а позднее и на некоторых партийных конференциях начал очернять Машерова. Тот, мол, создавал культ себе... подхалимами и угодниками. Возмущенные такими беспочвенными обвинениями многие приходили в редакции газет, с болью в сердце рассказывали о неуважении к памяти покойного.

А изменил свое отношение к Машерову бывший коллега неспроста. Кузьмин изъял из своего личного дела некоторые компрометирующие себя документы. Это стало известно Машерову, который потребовал возвратить их в дело...