Младшая дочь Елена

Автор Admin - 04 Июнь, 2013
Категория: Петр Машеров

Елена, младшая дочь, рассказывала:
— Моя жизнь связана с Москвой с 1978 года. Отец, как только приезжал сюда на разные мероприятия, пленумы, сессии, сразу же из машины, что ждала его в аэропорту, по радиотелефону сообщал:
— Жди, скоро буду у тебя.

С усталыми глазами он возвращался с заседаний Политбюро. Свое настроение прятал. Немного побудет с внуком и вскоре уезжает.

Отец всегда останавливался в гостинице «Москва», здесь у него был свой номер. Позднее «порекомендовали» перебраться на специальную квартиру, однако там ему жить не хотелось, потому что в гостинице, как правило, всегда размещалась белорусская делегация. Это было удобно: вечером все собирались, обсуждали вопросы, которые выносились на сессию Верховного Совета СССР или на Пленум ЦК КПСС. Долго он сопротивлялся переселению. И все же заставили.

Он никогда не говорил у меня дома о своих делах, о том, что его тревожит. О его неприятностях на работе сообщали другие.

Отец допускал ошибки, как и каждый человек. Когда мы, его дочери, выросли, повзрослели, чаще вступали с ним в спор. Иногда говорила ему:
— Папа, я не согласна с тобой. Нужно вот так подойти к решению этого вопроса.

Походит, походит, потом подойдет ко мне и скажет:
— Извини, я не прав.

В принципе, он не был упрямым. Если аргументированно доказывали, что можно поступить иначе, он через какое-то время соглашался.

В молодости я не очень тянулась к отцу, была ближе к матери. У старшей же сестры контакт с ним был прочный. Он любил ее, советовался с ней, филологом, как лучше, литературно сказать. Она ему отвечала взаимностью. Я же была замкнутой, суховатой, ироничной, колючей. Со мной тяжело было разговаривать. Когда отец с матерью начинали меня «воспитывать», я озорно, стоя на одной ноге, вертелась и молчала.

— Ну, ты посмотри на нее, — говорил отец матери. — Стоит и молчит, а глаза так и горят — издевается над тобой.

У его покойного брата Павла родились три дочки, у сестры Наташи - две, а у меня - сын. Отец очень любил внука. Еще раньше мы с мужем решили: родится мальчик, назовем в честь отца Петей, а если девочка - как маму - Полей.

Как-то на даче в «Дроздах» позвала отца и спросила: «Как нам назвать сына?». Он посоветовал дать имя Миша. Я не согласилась:

— Нет, назовем Петей.
Он даже смутился. Позднее я вернула себе девичью фамилию - Машерова. Такую же носит и сын.

Когда у отца бывало хорошее настроение, он любил петь. Он шел по лесным тропинкам Беловежской пущи и пел. Я тогда в третьем классе Брестской средней школы № 2 училась и хорошо это помню.

При отце мы всегда могли попасть в московские театры, музеи. Когда замуж выходила, в загсе нам сказали: «Ждите три месяца». К отцу боялась обратиться, его помощнику Виктору Крюкову позвонила, чтобы помог ускорить день регистрации.

О его партийной и государственной деятельности, разногласиях с отдельными членами Политбюро знаю мало. Правда, однажды на Пленуме ЦК КПСС отец выступил с острой речью. Несколько фраз имели критическую направленность. Вокруг него образовался в тот день вакуум - об этом потом мама рассказывала. Все проходили мимо, боялись подойти к нему. Считали, что отца снимут с должности...