Кто он, деловой человек?

Автор Admin - 05 Сентябрь, 2013
Категория: Петр Машеров

Солнечное мартовское утро настойчиво стучалось в окна большого города. Сосны за железной оградой дома по улице Красноармейской стояли притихшие. Накануне гуляла ветреная оттепель, шел мокрый снег. Стволы деревьев были облеплены снегом, ветви сгибались под белой тяжестью. Снег шапкой навис над беседкой, горбился на скамьях. А через неделю снежное покрывало осело, побурело. Кора на комлях почернела, словно обгорела. Голые, мокрые липы над грязным снегом тоже чернели, как обожженные. На ветвях, как капельки, поблескивали почки. А когда солнце пригрело совсем по-весеннему, побуревший снег начал таять на глазах. Начали подсыхать черные полосы на соснах. Позеленели стволы лип.

Выйдя из квартиры, Машеров осмотрелся, увидел, как изменилась жизнь в природе, обрела новый ритм. Как будто яснее сделался ритм и в делах республиканской парторганизации, в работе прибавилось больше порядка, деловитости. Он взглянул в небо и улыбнулся, словно что-то вспомнив из своей юности. В жизни, как и в природе, все движется по вечному кругу. Ранее темные облака, наводившие грусть, в конце марта похорошели, как на выданье молодые девицы. Еще недавно плыли рваные обрывки их пестрых кожухов, застилая без просветов небо, а тут начали яснеть, кудрявиться и выплывать издали, как белеющие парусники. Они подолгу стояли в лазури над головой, словно радуясь теплу, лаская душу человеческую. Ибо они, дорогие и вечные облака, — тоже частичка его Родины.

Он шел с охранником к зданию ЦК КПБ и как всегда размышлял о будущем рабочем дне, о людях, чью судьбу решают кадровые работники партийных, советских, хозяйственных органов.
Кадры... Действительно, они решают все.

В этой решающей сфере работы партийных и государственных органов, пожалуй, как ни в какой другой, рождается много стереотипов, шаблонов, от которых, считал он, нужно избавиться. Слово «номенклатура», символизировавшее в его бытность, да и позднее, во многом отжившую систему так называемой работы по подбору, расстановке и воспитанию кадров, иногда носило негативный характер.

На практике номенклатурная система работы с кадрами довольно сложная и зависит от многих факторов и, прежде всего от того, кто находится наверху кадровой лестницы; если он действительно толковый, талантливый, интеллигентный, то и кадры подбираются по этим же признакам.

Машеров принадлежал к первым. До того как он возглавил республиканскую парторганизацию, уже имел богатый опыт комсомольской и партийной работы, был в расцвете сил.

Высокое положение могло способствовать развитию грубости, нетерпимости, и мы погрешили бы против истины, сказав, что работа на такой высокой должности позволила ему развить самостоятельность, решительность, твердость, изобретательность и свой природный аналитический ум. Машеров не уступал в эрудиции коллегам по бюро ЦК КПБ, Политбюро ЦК КПСС. Он знал о реальных проблемах и жизни простых людей. Желая упрекнуть, а не похвалить Машерова, Брежнев однажды назвал его «народником», а за впечатляющие речи — «белорусским соловьем».

Надо сказать, он очень часто выступал в союзной и республиканской печати со статьями, давал интервью.

Например, в 1980 году 11 марта газета «Труд» поместила его статью «Укреплять союз науки и производства», 15 июня «Правда» опубликовала беседу с ним корреспондентов В. Кожемяко и И. Новикова «Уроки деловитости», 19 сентября «Комсомольская правда» — статью «Наследники подвига».